iskander_zombie

Body Rides. Ch.3

Глава 3

- Твоя одежда где-то тут рядом? – спросил Нил.

Элиза, все еще растиравшая запястье, помотала головой.

- Ну тогда держи, можешь это надеть. – он снял свою рубашку и передал ей.

- Спасибо. – она накинула рубашку себе на плечи и просунула руки в рукава. Застегивая пуговицы, она отвернулась и пошла в сторону трупа. Полы длинной большой рубашки по крайней мере прикрыли ее ягодицы.

Нил последовал за ней с пассатижами в руке.

- Что собираешься делать? – спросил он.

- Позаимствовать его обувь, для начала, - склонившись над телом, она принялась стягивать ботинки, - Не хочу ноги покалечить на обратном пути. Сюда он меня принес.

Принес ее голой?

- Я могу тебя отнести обратно, если хочешь, - предложил Нил.

- Спасибо, но не стоит.

«А я бы ничуть не возражал…» - подумал он.

Она встала. Удерживая равновесие сначала на одной ноге, потом на другой, она натянула на ноги черные кроссовки мертвеца.

- Омерзительно, - пробормотала она.

- Что?

- Носить его обувь. Но они хотя бы не гигантские на мне… - сев на корточки, она завязала шнурки. 

Потом, не разгибаясь, проползла гусиным шагом чуть в сторону от тела и сорвала несколько больших развесистых лопухов из травы.

- Что делаешь? – спросил ее Нил.

- Хочу его спрятать.

- Разве нам не лучше побыстрее отсюда убраться? 

Она повернулась боком и кинула лопухи на труп. Один упал на грудь, другой на лицо.

- Если полиция ехала, - сказала она, - То сейчас точно была бы уже здесь. Тебе так не кажется?

- Не знаю. Смотря насколько они заняты, наверное.

- Думаю, они бы явились достаточно быстро на сообщение о стрельбе.

- Вероятно, - признал Нил. Он вытащил платок из кармана. Вытирая пассатижи, он сказал: - Все равно, я бы хотел поскорее отсюда свалить.

- Это не займет много времени, - она нарвала еще травы. 

Закончив вытирать пассатижи, Нил сел на корточки рядом с телом. Он опустил инструмент на землю возле его руки в перчатке.

- Чем дольше он останется ненайденным, - сказала Элиза, - Тем лучше для нас. Как считаешь?

- Ну да, - сказал Нил, - Начнется разложение тела. Копам будет труднее определить, когда точно он умер.

- И свидетели могут забыть, что нас видели, - добавила Элиза.

- Давай надеяться, что никто нас не видел и не увидит.

-  Но если увидели, это будет неважно, если тело не найдут еще какое-то время. Если никто не будет точно знать, когда что-то произошло…

- Да, да. Ты права.

- Жаль, лопаты нет.

- Не испытывай судьбу, - сказал Нил, - Чем быстрее мы отсюда свалим, тем лучше.

- Может быть.

- Ну ты давай тут заканчивай. А я пойду поищу свои железки.

- Железки?

- Гильзы. Хочу их найти, если получится. Надо постараться ничего лишнего тут не оставлять. 

Встав на четвереньки, он обыскал землю справа от того места, где стоял в момент стрельбы. Быстро нашел две гильзы. Шансы найти все четыре были крайне малы, но он решил, что это не повод сдаваться.

По крайней мере, пока. Пока Элиза была занята маскировкой трупа.

Она не теряла зря времени, таскала все новые и новые листья и пучки травы, даже вырвала из земли пару небольших кустов. 

Нил нашел третью гильзу. Она отлетела, наверное, на пару метров, упав на землю рядом со старой банкой из-под пива.

- Ну, этого должно хватить, - сообщила Элиза.

Нил поднял голову. Тело полностью исчезло под завалами травы и веток. 

- Еще одну гильзу не нашел, - сказал он.

Элиза подошла. Тоже встав на четвереньки, принялась помогать ему в поисках.

- А что будет, если мы ее не найдем? – спросила она.

- Копы найдут.

- Это важно?

- Может оказаться важно. От пистолета все равно придется избавляться. Но на гильзе могут быть мои отпечатки. Частичные. А может и нет, но я бы чувствовал себя намного спокойнее, если…

- Это оно? – Элиза подняла предмет из травы, зажав его между кончиками большого и указательного пальца.

- Дай, посмотрю, - Нил протянул ладонь. Она кинула в его руку находку, - Да, оно. Отлично, спасибо.

- Не за что. Чем могу.

Четыре латунные гильзы звякнули в кармане шорт, когда он поднялся на ноги. Рядом с ним Элиза тоже встала. Она нагнулась и отряхнула свои голые колени.

- А ты? – спросил он, - Ничего твоего здесь тоже оставлять нельзя. 

- Здесь ничего и нет. Он принес только меня.

- На тебе вообще ничего не было?

- Как видишь.

- А ювелирные украшения? Сережки? Что-нибудь такое?

- Нет. 

- Ладно, хорошо. Ты к чему-нибудь тут прикасалась?

- Только к веревке, наверное.

- Ничего страшного. Я не думаю, что оттуда они могут снять какие-либо нормальные отпечатки. А что насчет него? Его ты трогала? Его штаны, например? 

- Руками?

- Ну да. Штаны у него кожаные. Перчатки тоже, кстати. Есть шанс, что твои отпечатки могут на них оказаться?

- Сомневаюсь.

- Не было никакой борьбы? – спросил Нил.

- Он подобрался ко мне сзади, - пояснила она, - Совершенно внезапно: только что никого рядом, а через секунду меня уже душат локтем поперек горла. Не было никаких шансов оказать сопротивление. Следующее, что помню - как уже лежала в кузове его фургона, со связанными за спиной руками.

- Ладно. Хорошо.

- Хорошо?

- В смысле, хорошо, что нам можно не волноваться насчет его брюк и перчаток. В любом случае, даже если ты оставила там какие-то отпечатки, весь этот мусор, что на него навалили, наверняка их капитально испортил… - он вдруг нахмурился, глядя на продолговатый кустистый холмик.

- Что? – спросила Элиза.

- Да я тут подумал, не стоит ли нам все равно их забрать, чисто на всякий случай.

- Забрать что, его штаны? 

- И перчатки.

- Ты смеешься? 

- Кстати, его штаны сможешь надеть тогда, - сказал Нил.

- Черта с два. Мало мне его обуви - и так-то противно. Если ты хоть на секунду думаешь… ни за что! Только не штаны. Давай просто уйдем. – она взяла Нила за руку и потащила за собой. 

- Ты уверена, что ничего тут не оставляешь? – спросил он.

- Я уверена.

- У тебя не было никакой сумки, или…

- Нет, ничего. Немного своей крови – все, что я там оставила. А также пота и слёз. 

- Ну, по крови тебя никто не опознает.

- А тесты ДНК или как их там?

- Могут сопоставить, но сначала им надо знать, кто ты. По сути, тебя надо сначала арестовать и предъявить обвинение, прежде чем такие тесты можно будет проводить.

- Ты, похоже, много знаешь про… преступные дела.

- Не особо, - он пожал плечами, - Смотрю много фильмов, читаю много книжек. Иногда смотрю трансляции судебных процессов по телику. Вот и все. 

Прежде, чем выйти из-за деревьев, они остановились и осмотрели пустырь, ближние улицы, тротуары и дворы. Никого не обнаружили. У нескольких домов на крыльце горел свет. Кое-где светились окна. Но никаких фар.

Элиза отпустила руку Нила и перешла на бег. Скорее даже легкую трусцу. Нил подозревал, что она боится бежать в полную силу из-за обуви не по размеру.

Он побежал рядом с ней. 

Поначалу, он едва не возразил против бега.

Слишком подозрительно.

Но понял, что это глупый аргумент. В столь поздний час, любой человек, замеченный на этом пустыре, и так вызовет достаточно подозрений, так что скорость перемещения вряд ли привлечет дополнительное внимание.  

Лучше поспешить и как можно быстрее добраться до улицы. Там они будут куда меньше бросаться в глаза. 

«За исключением того факта, что на ней нет ничего, кроме моей рубашки. И кроссовок с мертвеца».

Двигаясь через поле, он огляделся по сторонам. Пока, все неплохо. Все еще никого рядом. Все еще никаких машин.

Не значит, что нас никто не видит.

«Это не важно, - сказал он себе, - В такую темень, надо чтобы кто-то столкнулся с нами лицом к лицу, иначе ничего толком не увидят». 

В одном квартале слева, улицу внезапно осветили фары автомобиля, подъезжавшего к перекрестку.

- Осторожно, - запыхавшись, сказал Нил. Спустя несколько секунд, стали видны и сами фары. Поворотник не включился, но машина начала поворачивать влево.

Элиза упала на землю. Нил тоже.

Они вдвоем лежали ничком на земле, пережидая, пока машина проедет.

Нил не поднимал головы, пока свет фар не скользнул по нему, двинувшись дальше. И продолжал лежать, прислушиваясь к звукам мотора. Равномерный, гулкий рокот.

Что если это полицейская машина?

Что если она остановятся, и оттуда вылезут копы? 

От этих мыслей его замутило.

Но машина проехала дальше. Когда звук ее двигателя начал затихать, Нил поднял голову. Просто обычная легковушка. У знака на углу, зажглись стоп-сигналы, удвоив яркость красных задних габаритов. Хотя поворотник опять не зажегся, автомобиль свернул направо и поехал в сторону тоннеля.

Спереди, Элиза поднялась на четвереньки.

В таком положении полы рубашки прикрывали меньше, чем когда она стояла.

Гораздо меньше. Нил успел заметить бледные полукружия ягодиц, темную щель между ними, заднюю сторону ее бедер. Он быстро отвернулся, чувствуя себя виноватым.

Оглянувшись через плечо, он увидел, что машина скрылась в тоннеле.

Когда его голова вновь повернулась вперед, Элиза уже встала на ноги и начала идти вперед. 

Рубашка опустилась, прикрыв ее зад.

Нил быстро встал и побежал за ней.

Поглядел, как она перепрыгивает рельсы. Поглядел, как она пригибается, проползая через брешь в сетчатом заборе. Поглядел, как она садится на корточки у края припаркованного микро-фургона.

Спустя несколько секунд, он уже сидел рядом с ней.

Они вдвоем тяжело пыхтели. Его сердце сильно колотилось.

- Что будем делать… с его фургоном? – спросила Элиза.

- Что в нем? Есть что-то твое?

- Кровь, пот, и так далее.

- Одежда?

- Нет.

- Украшения? Сумка?

- Ничего.

- Отпечатки пальцев?

- Мои руки были связаны сзади. Я лежала на матрасе.

- Что там вообще есть? 

- Не знаю. Было темно. А надо отогнать его? Можем оставить, не знаю, в нескольких милях отсюда. 

- У нас нет ключей.

На несколько секунд Элиза замолчала. Нил слышал ее частое дыхание. Затем она сказала:

- Кто-то из нас может вернуться за ними.

- Очень заманчивая перспектива.

- Ага. Добровольцы есть?  

Нил представил, как бежит тем же путем обратно, входит в темную рощу под насыпью, склоняется над телом, ворошит завал из травы и кустов, шарит там наощупь, засовывает ладонь в карман кожаных брюк мертвеца… Совершенно один.

А что если он все-таки не мертвый?

А что если он мертвый? Труп?

Я совершенно один во тьме, шарю по карманам у покойника.

И пока я занят этим веселым делом, Элиза ждет меня здесь, тоже совершенно одна. Одному богу известно, кто ей тут может повстречаться…

Пусть подождет в моей машине.

Ага, как будто там намного лучше… 

Нил явно не собирался отпускать ее в поход за ключами, оставшись здесь. Если уж это будет неизбежно, он знал, что придется идти самому. 

- Можем пойти туда вместе, - предложила Элиза.

- Давай просто оставим ее тут. Даже если бы у нас были ключи… Чем меньше мы трогаем его машину, тем лучше. Кто знает, что может случиться. Поехать на ней куда-нибудь – все равно что нарываться на неприятности. Кто-то может нас увидеть. Может и полиция остановить. 

Придется переживать насчет отпечатков внутри – а также волос, крови. Давай лучше не будем. Машина тут все равно не выглядит слишком подозрительно. Наверняка может простоять здесь неделю, и никто на нее даже не посмотрит. 

- Тут ты прав, пожалуй.

- Кроме того, - сказал Нил, - Внутри могут оказаться улики, которые этого парня инкриминируют. А нам это выгодно, на случай если нас все-таки поймают. 

- Ладно. Значит, оставляем здесь?

- Почему бы и нет? Я отвезу тебя домой на своей машине. Тут посиди немного. Я ее подгоню вплотную к фургону. 

Оставив Элизу сидящей на корточках за фургоном, Нил поспешил к своей машине. Резко распахнул водительскую дверь. Зажглась лампочка на потолке. Он плюхнулся за руль и захлопнул дверь за собой – быстро, но бесшумно. Свет в машине сразу погас.

Он потянулся к потолку, снял пластиковый плафон и вытащил лампочку из крепления. Кинув ее вместе с плафоном на пассажирское сиденье, он вытащил ключи из кармана. Повозился немного в темноте с замком зажигания, нашел его, вставил ключ и повернул. Двигатель завелся, тихо загудев. 

Не включая фар, он медленно подъехал задним ходом к фургону. Остановился и поставил машину на тормоз. Затем окликнул из окна:

- Не высовывайся и забирайся через заднюю дверь.

Глядя в боковое зеркало, он посмотрел, как Элиза пробежала вперед. Она пригнулась у его машины, подняла руку и открыла заднюю дверь. Забравшись внутрь, она осторожно закрыла дверь за собой.

Нил тронулся вперед. 

Фары оставались выключенными.

Он включил их, только повернув за угол.

- Ты как там? – спросил он.

- Нормально.

- Можешь еще пару минут полежать? Я сейчас заеду отдам фильмы.

- А сколько времени?

Он поглядел на ярко-зеленые цифры часов на приборной панели.

- Двенадцать сорок пять. Наверное, будет штраф за просрочку.  

- Я заплачу.

- Да ладно, не надо. Главное смотри, чтоб никто тебя не увидел.

Несколько минут спустя, он завернул на парковку «Видео-сити». Хоть и ярко-освещенная, она была практически безлюдной. Несколько машин одиноко стояли на парковке, словно брошенные. Изнутри магазин слабо светился. Похоже, там никого не было. Никто не ходил и по стоянке, и никто не ошивался у входа. 

Почти всегда у входа можно было встретить какого-то грязного бродягу, несущего вахту у ящика для возврата фильмов.

Он всегда был готов выхватить кассету из твоей руки, кинуть ее за тебя в ящик, а затем потребовать плату за услугу. 

Нил уже успел подумать, что делать с этим хмырем.

Не хотелось рисковать встречей с ним. Лучше было оставить кассеты у себя и просто поехать дальше. Вернуть их завтра. 

Он испытал огромное облегчение, обнаружив, что бомж покинул свой пост.

- Горизонт чист, - сказал он, и подъехал прямо к ящику для возвратов, - Но лучше не высовывайся. Тут очень яркое освещение.

Он выбрался из машины и пошел спокойным шагом к ящику, демонстративно помахивая двумя кассетами в руке и держась спиной к Венис-бульвару. Движение там было довольно плотное. Он знал, что его видно любому водителю, кто посмотрит в эту сторону.

Ночь стояла довольно прохладная. После столь жаркого дня, однако, вряд ли кто-то запомнил бы как нечто примечательное тот факт, что на нем не было рубашки.

Он надеялся, что бульвар слишком далеко, чтобы кто-то смог разглядеть его раны, грязь и кровь на теле.

Он кинул кассеты в щель ящика, одну за другой, затем развернулся.

Череда машин приближалась по бульвару, все еще плотно следуя друг за другом после ближайшего светофора. 

Нил поднял руку и начал тереть лицо предплечьем, словно смахивая пот со лба. Он продолжал держать руку перед лицом, пока не повернул к своей машине. Как можно быстрее, он открыл дверь и забрался внутрь.

- Как все прошло? – спросила Элиза сзади.

- Без проблем. – он выехал задним ходом с парковочного места и поехал к одному из выездов, - Куда дальше? – спросил он.

- Ну, ты сказал, что отвезешь меня домой.

- К тебе домой.

- Было бы идеально, - сказала она, - Ты знаешь, как отсюда доехать в Брентвуд?

- Ты живешь в Брентвуде?

- Если это слишком далеко…

- Нет, нет. Я отвезу тебя куда хочешь. Черт, я отвезу тебя хоть до Сан-Франциско, если скажешь.

Раздался еле слышный мягкий смех.

- До Брентвуда достаточно. 

- Венис-бульвар выходит на Банди, да? – спросил он.

- На Сентинела-авеню, кажется. А потом уже выходит на Банди чуть дальше.

Он повернул направо с парковки и выехал на бульвар.

- Где этот парень тебя схватил? – спросил он.

- Дома.

- В Брентвуде?

- Ага.

- И привез аж сюда?

- Здесь мы в итоге оказались.

- Странно. Но может статься, тут его родная территория. Это логично, наверное. Если он хотел доставить тебя в какое-нибудь знакомое ему место.

- Не знаю, - сказала она.

- Ты в квартире живешь? 

- В доме.

- Свой дом в Брентвуде? – улыбнувшись через плечо, он коротко глянул на Элизу, свернувшуюся калачиком на заднем сиденье, - А ты, должно быть, буржуйка та еще.

- Та еще.

- Отлично.

- Ты ведь не станешь внезапно меня ненавидеть теперь? Только за то, что я богата?

- Не-а.

Но он ощутил определенное разочарование.

- Надеюсь, что нет, - сказала она, - А то некоторые люди ведут себя так, будто иметь деньги - это грех какой-то. 

- Это не про меня, - сказал он, - Я что, похож на коммуняку?

Она тихо рассмеялась.

- А ты одна живешь? – спросил он, - В смысле, мне просто интересно, почему этот гад не… ну, в общем… почему он не стал делать это все с тобой прямо в твоем же доме? 

- Он хотел заставить меня кричать. Может, поэтому меня и утащил оттуда. Стоило мне раз хорошенько крикнуть в моем доме, и полицию бы настолько засыпали звонками, что они решат, будто высадились марсиане. У нас очень тихий район. И очень нервный. Все мои соседи знают, что я живу одна. И знают, что у меня были проблемы с бывшим мужем. Думаю, они все только и ожидают, как он однажды заявится ко мне ночью с ножом.

- Это же не он был?

- Нет. Нет-нет-нет. Этого мужика я вообще никогда не видела.

- А мог твой бывший его подослать?

Она какое-то время не отвечала. Потом сказала:

- Сомневаюсь. Я думаю, этот парень меня выбрал случайно. Может, увидел сегодня днем в магазине, или еще где, и проследил до дома. Понимаешь?

- Может быть. Но если его все-таки нанял твой бывший муж, то на этом все может не закончиться.

- Слушай, мне можно уже поднять голову? – спросила она.

- Может показаться странным, что переднее пассажирское пустое, а ты сидишь сзади.

- Притормози, и я пересяду вперед. Будем выглядеть как парочка по дороге домой.

- Ну, не знаю. Ты там как бы голая ниже пояса.

- Притормози где потемнее.

- Ну… Хорошо. – ему хотелось бы, чтобы женщина оставалась сзади, где ее меньше видно. Но спорить не было желания.

«Если когда-нибудь расскажу об этом Марте, - подумал он, - То Элиза однозначно будет полностью одета, с самого начала и до конца». 

Лучше ничего ей никогда не рассказывать.

Я не покидал этим вечером своей квартиры.

Шикарно.

Начни ей врать, отличная идея.

Он свернул на узкую улицу с домами по обе ее стороны, нашел темное пятно и остановился. Выключил фары. 

- Давай.

Прежде, чем Элиза открыла пассажирскую дверь, Нил убрал с сиденья лампочку и плафон и положил их в ящик консоли.

Элиза забралась на сиденье и закрыла дверь.

Нил сделал резкий разворот. По пути обратно к бульвару он включил фары.

- Так гораздо удобнее, - сказала Элиза, пристегиваясь, - Там мне не понравилось. Как будто снова в плену. 

Он свернул на бульвар, и в машине стало намного светлее. Его глаза не отрывались от дороги.

- В бардачке есть карта, - сказала он.

- Я знаю дорогу.

- Нет, я просто думал… тебе она может понадобиться.

- Я не потерялась.

Он поглядел на нее. Она улыбалась, и Нил осознал, что это первый раз, когда он видит ее при более-менее нормальном освещении. Ее лицо было заляпано грязью и кровью. И тень все еще скрывала ее глаза. Но он увидел и сразу понял, что она была красивой женщиной.

Ее красота не казалась надменной или подавляющей, как иногда бывает.

Было в ней что-то теплое. Мягкое и притягательное.

- Я думал, тебе захочется, может, достать карту, ну и, эмм… развернуть ее. На коленях, в смысле.

- А, ты про это, - она поглядела вниз на себя, - Да там ничего особо не видно.

Нил опустил взгляд. Спереди, полы его большой свободной рубашки были сведены вместе и заправлены между ног Элизы. Треугольник ткани прикрывал ее пах, но оставлял бедра почти полностью обнаженными.

- Но если я тебя смущаю…

- Да мне все равно, - сказал Нил и вернул взгляд к дороге.

- Ну и в любом случае, у меня вряд ли осталось что-то, чего бы ты уже не видел.

«Тогда было темно», - подумал он. Но не стал говорить вслух.

- Ничего страшного, - произнес он, - Кстати, а что этот маньяк сделал с твоей одеждой?

- Ничего. На мне ее не было.

- Когда он похитил тебя?

- Ага. Я была в бассейне.

- А-а.

- На самом деле, я уже вылезла из бассейна, когда он меня схватил. Только выбралась из воды, шла к доске для ныряния. Я раньше занималась прыжками в воду. В смысле, я и сейчас часто ныряю, но уже не профессионально, чисто ради удовольствия. 

- Профессионально? Ты в какой-то команде состояла?

- О да, в какой-то. Когда-то, в очень древние времена. Короче, о чем я… Ах да, он прятался, наверное, где-то у бассейна. Я даже его не услышала. Только подходила к доске, как он совершенно внезапно схватил меня за шею. Наверное, один из тех удушающих приемов, что быстро перекрывают кислород, и ты отрубаешься.

- И очнулась в его фургоне?

- Ну да.

- И никогда раньше его не видела?

- Не думаю. Но как знать, что там могло быть, под этой бородой и волосами?

- Ты уверена, что это не мог быть твой бывший муж?

- Винс? Нет. Это я гарантирую. 

- Я просто не могу отделаться от мысли, случайной ли ты была жертвой, или тут какой-то иной мотив.  

- Наверное, случайной. Думаю, это был один из тех утырков, про которых рассказывают. Из тех, что просто кайфуют, когда мучают и убивают людей, - посмотрев на Нила, она несколько раз поводила по бедрам руками, словно пытаясь унять мурашки, - Он меня не насиловал, кстати. На случай, если ты думал спросить. Сомневаюсь, что я была бы сейчас такой веселой, если… Черт, а с чего я вообще такая веселая? Как будто ушла целой и невредимой. 

- Может, ты просто рада, что жива?

- Что-то типа того. Кто знает? Легко отделалась, это уж точно. Благодаря тебе. Господи, если бы ты не подвернулся так удачно с твоей верной пушкой… - она помотала головой и снова погладила свои ноги, - Я бы сейчас, наверное, была еще привязана к тому дереву. И вопила о пощаде.

- Я просто рад, что все сложилось так, как сложилось.

- А уж я-то как рада, Нил. Ты и не представляешь, - она тихо засмеялась, - Ты кого-нибудь спасал раньше? 

- Нет. Вряд ли.

- Какова, на твой взгляд, подобающая награда за спасение человека от… подобной ситуации?

Нил покраснел. Но знал, что Элиза не увидит в темноте.

- Я не хочу никакой награды, - сказал он.

- Хочешь или нет, но ты ее получишь.

Нил посмотрел на нее. Она улыбалась.

- Я не возьму у тебя никаких денег, - твердо сказал он.

- Почему? Ты богат?

- Ха! Если бы.

- Чем занимаешься? – спросила она.

- Преподаю в школе – не на полную ставку, так, периодически подменяю.

- И?

- И? – переспросил он.

- Что еще? Подрабатываешь учителем и живешь в Лос-Анджелесе. Следовательно, пытаешься построить карьеру в кино. Но определенно не актер. Не тот типаж. Сценарист?

Он мотнул головой.

- Да, точно.

- И специализируешься на криминальных сюжетах?

- Да ты мысли читаешь!

- Просто наблюдательная. 

- А ты чем занимаешься? – спросил он.

- В свободное время, когда меня не похищают маньяки?

- Ага.

- В основном, бездельничаю. Как у тебя со сценариями, есть успехи?

- Ничего стоящего упоминания.

- И ты еще подрабатываешь. Точно уверен, что тебе стоит вот так отказываться от денег направо и налево? 

- Я не собираюсь брать деньги за то, что спас тебя. Никогда. Даже не проси.

- Ладно, - сказала она.

- Отлично, - сказал он.

- Я вовсе не деньги тебе собираюсь сегодня подарить.

- И хорошо, потому что я их не возьму.

- Я подарю тебе кое-что гораздо ценнее денег.

- И что же это такое?

- Узнаешь. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.