April 8th, 2010

Люди среди нас! (зомби)

Семь нот в темноте / Sette note in nero, Италия, 1977

3b8958f50024

Второй отсмотренный джиалло от Лючио Фульчи. Первым был "Не терзай утенка" - довольно мрачная и злая история о маньяке в патриархальном сицилийском городке, и к нему тут есть одна явная отсылка - сцена падения тела с утеса снята почти идентично, кадр в кадр.
Вообще же, это интересная вариация на тему Эдгара Алана По и некоторых его рассказов, в частности "Черный кот" и "Сердце обличитель", приправленное оригинальным взглядом на такой сюжетный прием, как "пророческие видения и их влияние на будущее".

На удивление логичный по меркам Фульчи сюжет, почти не имеющий особо заметных неувязок и несуразностей. Женщина видит, проезжая через темный тоннель, странное видение - набор каких-то жутковатых малосвязанных образов. Однако, вскоре, она начинает замечать в реальной жизни все больше совпадений с этими галлюцинациями, а затем - эти картины становятся для нее единственной нитью, позволяющей разобраться в происходящем вокруг нее кошмаре и спасти свою жизнь.
Дженнифер О'Нилл, запомнившаяся мне еще по "Сканнерам", чудо как хороша. Слегка-безумная атмосфера поддерживается на должном уровне. Финал - не слишком оригинален и предсказуем, но, тем не менее, вполне приятный.
Единство союзников

Когда ты по свистку, по знаку...

"Самое страшное на войне, самое тяжелое - это подняться из окопа." - насколько часто в воспоминаниях участников мировых войн, да и вообще всех вооруженных конфликтов, слово в слово повторяется этот ответ.
Я могу лишь догадываться, каково это бывает. Покинуть кажущееся таким надежным и безопасным укрытие, и выбраться туда, наверх, навстречу почти гарантированной смерти. Когда хочется вжаться в землю, врасти в нее, превратиться в камень, в кочку, что угодно, лишь бы не вставать, не подниматься над бруствером. Когда человек сполна осознает всю свою ничтожность и уязвимость перед маленькими кусочками свинца, пронзающими воздух над головой...
Впрочем, моего словарного запаса тут может и не хватить. ;) Куда лучше и красочнее, чем мое скудное воображение, на эту тему высказался классик еще в далеком 42-ом. Ни убавить, ни прибавить, что называется.


Без ката - ибо как-то даже неудобно такую могучую вещь рвать на части.

Константин Симонов
АТАКА


Когда ты по свистку, по знаку,
Встав на растоптанном снегу,
Готовясь броситься в атаку,
Винтовку вскинул на бегу,

Какой уютной показалась
Тебе холодная земля,
Как все на ней запоминалось:
Примерзший стебель ковыля,

Едва заметные пригорки,
Разрывов дымные следы,
Щепоть рассыпанной махорки
И льдинки пролитой воды.

Казалось, чтобы оторваться,
Рук мало — надо два крыла.
Казалось, если лечь, остаться —
Земля бы крепостью была.

Пусть снег метет, пусть ветер гонит,
Пускай лежать здесь много дней.
Земля. На ней никто не тронет.
Лишь крепче прижимайся к ней.

Ты этим мыслям жадно верил
Секунду с четвертью, пока
Ты сам длину им не отмерил
Длиною ротного свистка.

Когда осекся звук короткий,
Ты в тот неуловимый миг
Уже тяжелою походкой
Бежал по снегу напрямик.

Осталась только сила ветра,
И грузный шаг по целине,
И те последних тридцать метров,
Где жизнь со смертью наравне!

А под катом - некоторое количество фотографий и рисунков разных периодов и разных войн, сделанных по разные стороны окопов, но равно передающих это ощущение последних мгновений перед атакой.

Collapse )