March 11th, 2019

Film Noir

Кулак / F.I.S.T., США, 1978


Полузабытый ныне фильм, на который я наткнулся совершенно случайно – его редко можно встретить в какой-либо подборке или рейтинге лучших, а жаль. Очень сильная картина Нормана Джуисона, и отличная драматическая роль Сильвестра Сталлоне, который также и написал сценарий совместно с Джо Эстерхазом. История американского профсоюзного движения с 1930-ых по 1950-ые на примере вымышленной «федерации водителей грузовиков» (Federation of Inter State Truckers - собственно F.I.S.T.). О том, как рабочие боролись с компаниями за свои права, и из каких-то полуподпольных кружков с собраниями в местных пивных появилась мощнейшая организация общенационального масштаба, заставившая с собой считаться крупнейшие автотранспортные корпорации. Борьба была тяжелой, компании со своими сотрудниками не церемонились, запрещали вступать в профсоюзы и запросто увольняли пачками, заменяя их завезенными штрейкбрехерами. Стачки разгонялись ЧОПами и полицией, членов профсоюза преследовали, избивали и убивали вооруженные наемники. Что в свою очередь принуждало рабочих к радикализации.

Показывают и всякие темные стороны движухи, чтоб никто не подумал, будто все шло няшно и мирно, а насилие было односторонним. Были и связи с криминалом, и силовые «акции» против начальства и штрейкбрехеров, а также принуждение своих же «отщепенцев» к соблюдению генеральной линии во время забастовок. Да и внутренняя борьба за руководящие посты в федерации зачастую велась довольно некрасивыми методами – шантаж, компромат, все дела. Так что можно понять, почему слова «профсоюз» и «мафия» порой становились синонимами с точки зрения обывателя.

И тем не менее, фоном проходит очень ценная, хоть и банальная мысль. Права и привилегии не даются просто так никому и никогда. Их надо брать. За них надо драться – в том числе и физически, если ситуация того потребует. И те самые жадные капиталисты – они, может, и не карикатурные толстяки в цилиндрах, но на уступки пойдут только если создать прямую угрозу их прибыли, собственности, или даже жизни. Неважно, каким способом. А пока работники разрозненны и слабы – им будут обещать что угодно, а вешать будут потом не давать ничего.