iskander_zombie (iskander_zombie) wrote,
iskander_zombie
iskander_zombie

Category:

Cuban Missile War. Перевод. Часть 4.

29 октября 1962, Понедельник.

00.35 - Изможденный президент Кеннеди выходит из зала совещания с КНШ и другими советниками по военным вопросам. Была обсуждена почти каждая тема, касающаяся войны: грядущее вторжение на Кубу (Кеннеди подтверждает разрешение на начало операции через 12 часов); нарастающая активность советских войск к Европе (одобрено предупредительное послание генералу Лаурису Норстаду, главнокомандующему войск НАТО в Европе); стремительно растущее число пограничных вооруженных стычек по всему миру, от корейской демилитаризованной зоны, до советско-персидской границы и Западного Берлина; ситуация на море, которая наконец стабилизируется, по мере того, как все корабли, находившиеся в предыдущий день в прямом контакте с советскими судами, либо погибают, либо сами топят противника.

Единственное утешающее известие - Китай предложил посредничество при мирных переговорах между Соединенными Штатами и Кубой под эгидой ООН. Заявление китайского посольства гласит, что власти КНР не имеют намерения принимать участие в конфликте, и надеются, что СССР, США и Куба примут их посреднические услуги для выработки мирного соглашения. ЦРУ подтверждает это заявление, сообщая, что никаких наступательных приготовлений со стороны Китая не замечено. Напротив - перехват коммюнике Китайского руководства к властям КНДР содержит предупреждение о нежелательности начала боевых действий против Южной Кореи, пока США заняты. Китай очевидно не испытывает ни малейшего желания подвергаться риску ядерных бомбардировок, убедившись в серьезности американских намерений на примере Кубы. Для подкрепления мирных намерений республики, китайские войска начинают отводиться из спорных регионов на индийской границе.

В свете этих обстоятельств, Кеннеди распоряжается исключить КНР из списка основных целей в плане ядерной войны. Действительные китайские намерения все еще сомнительны, несмотря на их демонстративный разрыв тесных связей с СССР два года назад. Но отчасти именно из-за этого советско-китайского раскола, был ранее пересмотрен план SIOP-62, предполагавший в случае войны немедленную и тотальную ядерную атаку на все коммунистические государства планеты, независимо от их участия или неучастия в боевых действиях. Тогда Кеннеди распорядился создать план SIOP-63, который действует в настоящее время. SIOP-63 более гибок и позволяет при необходимости отложить или отменить атаки на определенные страны или часть целей в некоторых странах.

Перед тем, как прилечь для краткого отдыха (он бодрствовал свыше 40 часов кряду), Кеннеди замечает, что это поистине самый мрачный день - когда единственная хорошая новость приходит из Китая. Отходя ко сну, он мрачно шутит: "Надеюсь, конец света не наступит, пока я сплю."





00.50 - Получив послание из Вашингтона, генерал Норстад объявляет общую боевую тревогу по всем войскам НАТО и распоряжается передислоцировать командование альянса из штаб-квартиры мирного времени в Париже в секретные штабные бункера на франко-германской границе. В этих подземных сооружениях в горах Эльзаса верховное командование НАТО будет в относительной безопасности. На его стол ложатся все новые сообщения о военных приготовлениях во всех странах ОВД и все это, в совокупности с глобальной обстановкой приводит к единственному выводу - грядет война.

1.15 - Московские заговорщики встречаются в последний раз перед началом вторжения в Европу. Многие высшие чины советских вооруженных сил уже начинают подвергать сомнению правомочность отдаваемых им приказов. По сути, если бы не чрезвычайное положение и близость войны, переворот вряд ли прошел бы столь быстро и гладко. С другой стороны, если бы не Карибский Кризис, то в перевороте не возникло бы и необходимости. Сейчас, заговорщики вынуждены идти ва-банк, рискуя всем. События на Кубе предельно четко показали, что если сейчас не удастся перехватить инициативу, то другого шанса не будет. Хрущев думал, что сможет переупрямить Кеннеди - Куба показала, насколько он был неправ.

Многие бомбардировщики уже в воздухе, направляясь с аэродромов в глубине СССР к целям на территории Западной Европы, Ближнего Востока и Азии. Лишь последний резерв - стратегические ядерные бомбардировщики ответного удара - придерживаются на базах на случай неудачи первой атаки.

1.17 - Рауль Кастро, лично командующий советско-кубинскими силами, наступающими на полуразрушенную базу Гуантанамо, узнает об уничтожении Гаваны и предположительной гибели своего старшего брата Фиделя. На смятенный вопрос подчиненного "Что же теперь делать?" он коротко отвечает: "Сражаться. Что ж еще?". Он приказывает довести до личного состава известия о судьбе столицы, дабы призвать их к решительной мести врагам.

1.24 - На экранах радаров НАТО в ФРГ и Норвегии появляется колоссальное число воздушных целей, приближающихся со стороны Восточной Европы. Мобилизация стран ОВД не проходит мимо внимания воздушного командования НАТО. Поскольку главком альянса, генерал Норстад в данный момент недоступен для связи, находясь в пути к командному бункеру, командиры на местах вынуждены реагировать на угрозу по собственному усмотрению. Пограничные части ПВО приводятся в готовность с разной скоростью и эффективностью.

1.39 - Президента Кеннеди будят в Белом Доме. Едва продрав глаза, он препровожден в зал оперативных совещаний, где ему сообщают о ситуации в Европе. Президент приказывает привести в полную боевую готовность американскую противовоздушную оборону и объявляет по всей стране воздушную тревогу по каналам НОРАД и Гражданской Обороны, хотя по всем сведениям непосредственно к территории США не приближается ни одного подозрительного самолета. По всей территории Соединенных Штатов и Канады, во всех городах включаются сирены воздушной тревоги, вырывая из сна немногих граждан, которые решились уснуть в такой обстановке.

Кеннеди спрашивает, были ли засечены запуски баллистических ракет. Получив отрицательный ответ, он нервно усмехается: "По крайней мере, они узнают, что их убьет". Президент переводит САК в состояние ДЕФКОН-1. Фактически, это состояние полноценной войны. После падения первой же бомбы на землю Северной Америки, он санкционирует неограниченный ядерный удар по Советскому Союзу.

Несколько советников Кеннеди крайне недовольны таким курсом действий, считая его недостаточно решительным. По их мнению, не беря в расчет нападения на американские войска за пределами континента, он уменьшает возможности США по нанесению ответного удара. А действующий запрет на атаки целей в самом Советском Союзе - лишь создаст у противника иллюзию безнаказанности. Несмотря на полное истощение от недосыпа и кошмарного напряжения последних дней, Кеннеди отвергает их аргументы и заявляет, что пока СССР не нападет первым на США, он не отдаст приказа о ядерной атаке. Военные советники единогласно выдвигают очевидный контраргумент - "Что же тогда произошло на Кубе?"

Советская армада в Европе не пересекает границы. Пока что. Однако, множество бомбардировщиков остается в воздухе, занимая воздушные позиции, сходные с американскими "районами патрулирования" у границ СССР.

1.42 - Генерал Плиев добирается до места дислокации уцелевшего стратегического ядерного оружия. Несколько раз избегавшая американских авианалетов, ракетная часть имеет в наличии одну пусковую установку и четыре ракеты среднего радиуса Р-12, а также три ракеты малого радиуса "Луна". Личный состав насчитывает 400 советских военнослужащих и свыше 5000 кубинцев. Сразу же по прибытии, Плиева встречает взбудораженный кубинский офицер, заявляющий, что у него есть приказ Кастро обеспечить запуск ядерных ракет по Америке.

Плиев, недавно лично наблюдавший гибель Гаваны в зеркале заднего вида своей машины, жестко приказывает офицеру прекратить истерику и вернуться на свой пост. Тем не менее, общее настроение кубинских военных враждебное - узнав об уничтожении Гаваны, где у многих были семьи, они жаждут мести. Когда средство возмездия совсем под рукой, они не понимают, почему "этот чертов русский генерал" не позволяет им вступить в бой. В конце концов, американцы же применили ядерное оружие по Кубе - почему нельзя ответить им тем же?

Плиев предупреждает советских солдат, чтобы они были наготове. Ему пока не удалось связаться с Верховным Командованием, но радиоперехваты американских военных и гражданских сообщений весьма тревожны, и что хуже всего - кубинские союзники находятся на грани открытого мятежа. Если все так плохо, как можно заключить из передач американских радиостанций, он хочет иметь возможность запустить ракеты по собственному усмотрению, а не по желанию какого-нибудь неграмотного кубинского ополченца. Впрочем, если приказ о запуске никогда не придет, он будет только рад. Но все это не будет иметь значения, если проклятых кубинцев не удастся усмирить.

1.50 - Советские войска с территории Восточного Берлина и Потсдама входят в западные сектора города, пытаясь рассечь анклав надвое. Англо-франко-американские силы оказывают незначительное сопротивление, отступая на подготовленные рубежи в глубине городских кварталов. Жестокие уличные бои, танковые дуэли на предельно-малых дистанциях и ожесточенные сражения за каждый дом вскоре ознаменуют собой начало первой советской операции в ходе начавшейся войны в Европе.

1.57 - Советская авиация начинает бомбардировку целей на территории ФРГ, Норвегии и других стран НАТО. Первыми подвергаются налетам аэродромы, зенитно-ракетные комплексы и предполагаемые места хранения ядерного оружия. Их встречает шквал зенитного огня и эскадрильи перехватчиков. Натовские F-104 схлестываются в смертельной схватке с советскими МиГ-21, и с первыми лучами солнца в небе над Германией разражается крупнейшее воздушное сражение в истории. Небо усеяно дымными трассами ракет, обломками сбитых самолетов и парашютами спасающихся летчиков. Тем временем, на земле натовские войска спешно занимают оборону, готовясь встретить надвигающуюся бурю. Ждать им остается уже недолго.

2.01 - На германской границе начинается ракетно-артиллерийская подготовка. Танковые и мотострелковые части ОВД наступают сразу за огневым валом, беспрепятственно продвигаясь по приграничной полосе. Но не успев пройти и километра, они встречены градом противотанковых ракет, артиллерийских снарядов и шквального пулеметного огня. Наступление продвигается крайне медленно, несмотря даже на применение химического оружия на ряде участков.

2.12 - Генерал Норстад прибывает в свою ставку в бункере на востоке Франции. Узнав о масштабе наступление противника, он распоряжается бросить в бой все резервы авиации.

2.37 - Воздушное наступление ОВД близко к провалу. Вместо концентрации своих усилий на подавлении натовской ПВО, советские самолеты вынуждены ввязываться в воздушные бои, и зачастую преждевременно сбрасывают бомбы, чтобы вступить в противодействие с вражескими перехватчиками. Стратеги в генштабе лихорадочно пытаются найти выход из положения. Задача ВВС была предельно четкой - уничтожать все обнаруженные места хранения спецбоеприпасов противника. Но сложившаяся обстановка отодвигает эту цель в разряд второстепенных. Усугубляет проблемы приказ держать 20 процентов носителей ядерного оружия в резерве - на всякий случай. Единственным утешением может служить лишь то, что силы НАТО должны находиться в еще худшем положении, и их резервы куда малочисленнее.

6.02 - Неточный предварительный анализ хода боевых действий, представленный генералу Норстаду, свидетельствует, что авиаудары ОВД были преимущественно нацелены на объекты ПВО и хранилища ядерных боеприпасов. При этом, поддержки своим наземным силам советская авиация почти не оказывает, что позволяет натовским войскам какое-то время с трудом, но держаться на занятых рубежах.

Вопрос, почему командование восточного блока отказывает своим армиям в столь необходимой поддержке авиации, пока остается без ответа. Норстад разрабатывает план отвлекающей операции, намереваясь воспользоваться полной концентрацией советских сил на хранилищах ядерного оружия НАТО.

10.00 - ВМС США начинают обстрел г.Мариэль на Кубе. Невзирая на хаос, царящий на острове после уничтожения Гаваны, артиллерия береговой обороны открывает огонь по американским эсминцам. Батареи быстро оказываются подавлены, но одиночные орудия продолжают стрелять с постоянно меняющихся позиций. Меньше чем через полчаса, городок Ла Бока у входа в бухту полностью разрушен и горит, та же судьба постигает и местный аэродром. Небо кишит американскими самолетами, которые расстреливают из пушек и бомбят все, что хоть мало-мальски похоже на военные объекты, да и вообще все, что движется. Судьба базы Гуантанамо и две торпедно-ядерные атаки на их корабли, избавили американских военных от любых излишков гуманизма.

11.13 - К генералу Плиеву снова подходит тот же кубинский офицер и вновь требует применить советское ядерное оружие. "Янки высаживаются в Мариэле!" - объявляет он, и умоляет Плиева помочь отразить агрессию. Мольбы постепенно переходят в настойчивые уговоры, а затем в угрозы. "Если вы нам не поможете, то вы ничем не лучше американцев!" - говорит кубинец, и заявляет, что если Плиев продолжит упорствовать в своем безумии, то у кубинских патриотов не останется другого выбора, кроме как забрать это оружие силой и использовать его самостоятельно. "Заберете только через мой труп!" - в ярости выкрикивает Плиев, и кубинский офицер уходит, мрачнее тучи. Плиев приказывает роте охраны подготовиться к возможным провокациям, а радистам - удвоить усилия по установлению связи с Москвой - или хотя бы с советской группировкой в Сан Антонио де Лос Банос. Время на исходе.

11.49 - Советской диверсионной группе, высадившейся с вертолетов в тылу противника, не удается захватить американский штаб в Нюрнберге, однако в руки разведчиков попадает несколько секретных документов, где детально изложено местоположения ряда передислоцированных арсеналов тактического ядерного оружия. Информация быстро переправлена в Восточную Германию и передана командованию.

12.05 - США начинает осуществление операции "Ножны" - наземного вторжения на Кубу. Десантники 82-ой и 101-ой дивизий ВДВ высаживаются в прибрежных районах. Части 101-ой дивизии высаживаются на восточном фланге наступления, близ города Абайо и захватывают неповрежденный аэродром, в то время как бойцы 82-ой дивизии занимают г.Кабанас на западе. Высадке сопутствует хорошая погода, и лишь дымы от горящих руин Гаваны немного мешают в целом идеальной десантной операции. На востоке, сопротивления кубинцев почти не встречено - большинство армейских частей и ополченцев отвлечены на спасательные операции на развалинах Гаваны, в 20 километрах к востоку.

Ядерный удар по Гаване в последний момент внес изменения в план операции. Изначально, десантники должны были высаживаться ближе к столице, но утром им назначили другие цели. То же произошло и с планами морских десантов.

А 82-ая дивизия встречена интенсивным огнем стрелкового оружия и зенитной артиллерии полностью готовых к бою кубинских солдат. Десантники окапываются под сильным обстрелом и ждут основных сил.

13.37 - После полуторачасовой интенсивной бомбардировки с моря и воздуха, части 1-ой бронетанковой дивизии и несколько бригад морской пехоты начинают высадку к западу и востоку от Гаваны. 1-ая бронетанковая, чьи бойцы известны под прозвищем "Старые Железнобокие", занимает плацдарм на западе, и разведывательные подразделения сразу же устремляются вглубь острова для захвата аэродрома Мариэль, в 3 километрах от берега. Сопротивление противника незначительно - обороняющие аэродром ополченцы деморализованы продолжительным артобстрелом, бомбежками и высадкой роты парашютистов прямо на летное поле.

Того же нельзя сказать о наступлении к востоку от разрушенной столицы, где кубинцы хорошо подготовились к обороне. Советские расчеты успевают запустить свои крылатые ракеты до уничтожения пусковых установок. Они снаряжены лишь обычными фугасными зарядами, однако и этого более чем достаточно, когда несколько ракет поражают десантные транспорты, набитые солдатами. Первый высадившийся на песчаные пляжи полк морской пехоты сразу же втягивается в ожесточенный бой с окопавшейся ротой регулярной кубинской армии. Но силы неравны, и вскоре на всем протяжении зоны высадки остатки разгромленных частей береговой обороны обращаются в беспорядочное бегство, подвергаясь безжалостным налетам американской авиации, которой приказано не допустить прибытия масс кубинских ополченцев на побережье. То, что кубинские солдаты бегут не к берегу, а от него, пилотов ничуть не интересует.

Преодолев первое сопротивление, основные силы 2-ой дивизии морской пехоты высаживаются на берег. Благодаря разрушению Гаваны и бомбежкам позиций противника, ее потери невысоки. Прогнозы закладывали до 500 убитых только в первый день, однако в первые часы вторжения дивизия теряет лишь 10 человек. Несмотря на угрозу применения ядерного оружия, у морских пехотинцев почти нет средств химической и радиационной защиты. В наличии лишь штатные противогазы, более серьезной экипировки просто не успели привезти со складов.


14.22 - Генерал Плиев извещен о шуме в лагере кубинских военных. Посмотрев в бинокль, он видит, как толпа ополченцев и солдат собирается вокруг выступающего на импровизированной трибуне офицера, с которым у него ранее был конфликт. Генерал уже собирается приказать обстрелять из минометов кубинский лагерь, где очевидно назревает мятеж - когда к нему подбегает радист. Установлена связь с советской группировкой в Сан Антонио. Обрадованный Плиев немедленно вызывает к себе подкрепление, но офицер на связи тут же ошарашивает его известием, что американцы уже высаживаются всего в 15 километрах от Сан Антонио.

Генерал разрывается между двумя угрозами - с одной стороны, ракеты в опасности, но с другой стороны - американское вторжение - куда большая угроза. Он отменяет свой предыдущий приказ и распоряжается всеми силами воспрепятствовать высадке десантов. Спустя несколько минут, такое решение оказывается полностью оправданным - когда тысячи кубинцев, которых он так опасался, построившись в организованные колонны, выходят из своего лагеря и направляются на северо-запад - навстречу американцам. Плиев испускает вздох облегчения.

15.11 - Первые две танковые роты 1-ой БТД формируют боевые порядки и начинают наступление. Одна рота наступает в западном направлении для оказания поддержки ведущей тяжелые бои 82-ой ВДД. Другая - выдвигается на юг, атаковать кубинские силы, окопавшиеся близ Побладо Кибейра Хача. К востоку от Гаваны, морпехи также продвигаются вглубь острова. Но их темп наступления замедлен из-за огромного количества беженцев из столицы и окрестностей, заполонивших все дороги.

15.56 - Следуя установленным планам наступления, которые требуют скорости, скорости, и еще раз скорости, мобильные подразделения 1-ой БТД не ввязываются в бои за город Побладо Хача, обходят его с запада, и прорывают слабую линию кубинской обороны, устремляясь на юг для завершения окружения. Кубинские ополченцы практически не обладают оружием, способным уверенно поражать американские танки, и вынуждены отступать. Малочисленные регулярные части кубинской армии еще не успели получить новых гранатометов РПГ-7, а у имеющихся РПГ-2 недостаточная прицельная дальность для безопасного применения. Атаки из засад с помощью ручных гранат также не представляются возможными на открытой местности. Тем не менее, обороняющимся удается поджечь несколько американских БТР-ов, но этого явно недостаточно даже для малейшего замедления наступления противника.

16.17 - Московские заговорщики собираются обсудить ход боевых действий. Многие из них, лишившись надежды нейтрализовать натовские ядерные силы конвенционными средствами, высказываются за применение нескольких тактических спецбоеприпасов, чтобы уничтожить хотя бы уже известные ядерные арсеналы врага. Александр Шелепин - один из немногих, кто решительно возражает против такого плана. Хотя Советский Союз, несомненно, лучше готов к ядерной войне, чем войска НАТО, Шелепин не испытывает ни малейшего желания превращать Европу (и изрядную часть СССР) в радиоактивную пустыню.

Вынужденный раскрыть карты, он сообщает своим коллегам о полученной из Нюрнберга информации и о том, что в данный момент советская авиация приступает к налетам на указанные в захваченных документах бункеры НАТО. На этой ноте, заговорщики расходятся, но в воздухе витает невысказанная мысль: "Если эти налеты не принесут успеха, что мы будем делать?"

16.44 - Подразделения 1-ой БТД завершают окружение кубинской группировки в Побладо Кибейра Хача. Пока солдаты празднуют эту первую маленькую победу, приходит известие, что крупные силы советской армии при поддержке небольшого количества бронетехники атаковали занятый морской пехотой плацдарм к востоку от Гаваны. У морпехов нет недостатка в воздушной поддержке, но противник все равно теснит их, и грозит опрокинуть в море, если немедленно не придет помощь. Танкистам приказано двигаться как можно дальше вглубь кубинской территории, дабы заставить неприятеля отвлечь часть сил и уменьшить давление на восточный плацдарм.

17.46 - К югу от города Брухо, генерал Плиев наблюдает в бинокль, как неровные колонны кубинских пехотинцев возвращаются в недавно оставленный ими лагерь. Они очевидно приняли участие в тяжелых боях и понесли серьезные потери: исправных автомобилей почти не осталось, среди солдат очень много раненых. Плиев приказывает нескольким кубинцам, которые подчинены ему лично и сохранили верность в последние дни, подобраться к лагерю поближе и выяснить, что произошло.

Его подозрения подтверждаются. Вернувшаяся колонна - это действительно остатки тех армейских частей, что покинули лагерь три часа назад. Они смогли продвинуться лишь менее чем на 50 км, подверглись сильнейшим налетам американской авиации и были вынуждены повернуть обратно. Потери убитыми и ранеными составили почти половину личного состава - а войска даже не смогли вступить в бой с противником. Плиев готов поверить. Вражеские самолеты постоянно кружат в небе вот уже почти два дня, и хотя его уцелевшие ракеты скрыты в переоборудованной угольной шахте, опасность обнаружения присутствует постоянно. Что еще хуже, по сообщениям, многие солдаты в лагере грозятся, что сами придут и возьмут ракеты, раз русские до сих пор боятся их применить.

18.03 - В роще близ расположения ракет Плиева раздаются выстрелы. Один из выставленных дозоров вступает в конфликт с группой кубинцев, намеренных взять ракеты под свой контроль. Обе стороны хватаются за оружие. Никто не знает, откуда прозвучал первый выстрел, но вскоре разгорается бой, и с обеих сторон бойцы устремляются на помощь своим. Проблема в том, что у Плиева есть лишь 400 человек - а у кубинцев гораздо больше.

18.26 - Свыше 500 советских самолетов совершают налеты на бункера и базы в юго-западной Германии, где, по полученной информации, хранится изрядная часть натовского арсенала ТЯО. Их встречает мощная эшелонированная ПВО и множество заблаговременно поднявшихся в воздух перехватчиков. Советская авиация тем не менее упорно продолжает атаку, но их бомбы и ракеты поражают лишь пустые поля, малозначимые сооружения и эвакуированные бункера. План Норстада оп дезинформации полностью удался, и советские ВВС в течение получаса теряют свыше 200 самолетов, ценой потери лишь нескольких десятков истребителей НАТО. В воздухе, обороняющиеся начинают одерживать верх. Но того же нельзя сказать о положении наземных сил.

18.47 - Две роты, имевшиеся в распоряжении Плиева, не смогли продержаться и часа против многократно превосходящих кубинцев. Подстегиваемые иррациональным страхом перед наступающей американской армией (которая между тем увязла в боях с советской группировкой), разрушением Гаваны, боязнью за жизни своих семей, и желанием отомстить за погибших, кубинские солдаты не считаются с потерями, и буквально заваливая своими телами защитников, сметают советскую оборону. Среди творящегося кровавого хаоса, последний приказ Плиева - уничтожить пусковые установки - не успевают исполнить. Сам генерал, вместе со своими офицерами, с пистолетом в руке бросается в бой и погибает, пытаясь спасти свою родину от ужаса ядерной войны.

Спустя несколько минут, кубинцы окружают захваченные ракеты в подземных укрытиях, и начинают ждать приказов командования. Никто, похоже, толком не представляет, что делать дальше.

Tags: cuban missile war, альтернативная история, милитаризм, перевод, ядерное оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments