iskander_zombie (iskander_zombie) wrote,
iskander_zombie
iskander_zombie

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Business Reversal. Перевод. Часть 1.

Если что. Сие есть эротика (про mind control, естественно) о том, как стервозная начальница некой софтверной фирмы, которая всю жизнь эксплуатировала других людей и в грош не ставила чужие интересы, внезапно подверглась мозгопромывающему воздействию и через некоторое время очутилась совсем в другой роли.

Исходник.
http://mcstories.com/BusinessReversal/BusinessReversal.html

Традиционный набор фетишей: контроль над сознанием, шмотки, каблуки, reversal of fortune и пр.

NC-17 и т.д.

Часть 2.





Дисклеймеры и пр.
DISCLAIMER: The following is a work of fiction and any resemblance between characters in this work and actual persons living or dead is entirely coincidental. This work contains scenes of explicit sex between adults and is intended for the entertainment of adults only. If you are offended by depictions of adult intercourse or if you are less than the age of majority in your jurisdiction please do not read or download this file. Because this is a fantasy, characters in this work engage in unprotected sex in a universe where AIDS and other sexually transmitted diseases do not exist. In reality sex without protection is unwise and nothing in this work should be taken as condoning such activity, or any of the other activities depicted herein.
BUSINESS REVERSAL
by Downing Street
(dowstreet@yahoo.com)



Должностные перестановки


Как и все остальное на ее новом рабочем месте, кресло было слишком маленьким. Оно не было даже настоящим креслом, а лишь стульчиком стенографистки на колесиках, с маленьким сиденьем из красного пластика. Стул был намеренно отрегулирован слишком низко, так чтобы ее бедра все время находились ниже коленей, и сохранять приличия в ее крохотной миниюбке было еще труднее.

Стол, за которым она сидела, тоже был слишком маленьким. По цвету и размеру он полностью соответствовал ее стульчику. Передней панели не было предусмотрено. Соответственно - не было и никаких шансов скрыть от посетителей завлекательную картину, создаваемую юбкой и низким сиденьем. Сверху на столе тоже было очень мало места - пространства едва хватало лишь для ее компьютера, сумочки, розового телефона, и нескольких фотографий милых котят в рамках.

И таблички с именем, разумеется. Она ненавидела эту табличку даже сильнее, чем все остальное в этой унизительной пародии на рабочее место. Окружавшие ее безвкусно-"милые" украшения и чудовищно-неудобная мебель, которой она была вынуждена пользоваться, служили лишь одной цели - постоянно напоминать ей о ее статусе в компании. О том, что она - низшее звено в цепи управления; подчиненная всем и каждому; всего лишь дешевое украшение для офиса; бесполезная безделушка.

На какое-то мгновение, она попыталась заставить миниюбку прикрыть хотя бы кружевные резинки ее чулок. Без особого успеха. Носить колготки ей запрещалось.

Она сжала ноги вместе. Она полностью осознавала, как глупо и уязвимо выглядит со стороны, сидя за маленьким столиком на таком же крохотном стульчике, так открыто выставляя напоказ свое тело. Временами накопившееся унижение и недовольство ее новой должностью почти доводили ее до слез. Почти. Если бы она заплакала, то у нее потекла бы тушь, и ей пришлось бы немедленно краситься заново.

Нельзя, чтобы босс увидел ее с потекшей тушью. В его присутствии она всегда должна выглядеть идеально.

Она импульсивно достала зеркальце из ящика стола. Тщательно провела инспекцию своего лица и прически - вот уже третий раз за последний час. Привлекательное лицо было лишь слегка омрачено хмурым выражением. Ее макияж был как всегда безукоризненным.

Она захлопнула пудреницу и швырнула ее обратно в ящик. Мрачные мысли вновь обратились к человеку, занимавшему кабинет за ее спиной. Этот ублюдок! Этот мерзкий, подлый, бесчеловечный негодяй! Как он смеет так с ней обращаться! Как они все смеют! Когда она выберется из этого положения, то заставит его поплатиться. Очень скоро. Как только она вернет себе свою прежнюю должность.

Но к сожалению, она пока не имела ни малейшего представления, как это сделать.

Как такое вообще могло произойти? Как могла ее идеальная жизнь столь быстро рухнуть в бездну? Всего несколько месяцев назад она была объектом всеобщей зависти, восходящей звездой в мире бизнеса, президентом и основателем одной из самых перспективных компаний по разработке программного обеспечения. Ее в равной степени боялись как конкуренты, так и подчиненные. Она славилась своим хладнокровием, агрессивным ведением переговоров и беспощадной целеустремленностью.

Конечно, текучка кадров в ее компании представляла некоторую проблему. Но она принимала это как неизбежную цену успеха в области высоких технологий. Она нанимала только лучших и самых перспективных специалистов, и использовала их навыки на полную катушку. Все сотрудники должны были пройти немалый испытательный срок, прежде, чем начать получать серьезную зарплату – ведь надо было проверять их реальную степень полезности для фирмы. Если кто-то начинал жаловаться на условия труда или переставал приносить пользу – она безжалостно избавлялась от таких дармоедов и нанимала новых работников. Она не терпела ни малейших признаков недовольства среди подчиненных. В конце концов, на рынке труда всегда было полно молодых специалистов, готовых работать без лишних претензий.

Однажды, некий Оскар Брайтман, ничем не примечательный разработчик интерфейсов связи, которого она уволила с несколькими другими лишними сотрудниками при последней «чистке», зашел к ней в кабинет без предварительного уведомления. Под мышкой он держал ноутбук. Она мысленно приготовилась, что сейчас этот тип начнет ныть и упрашивать не увольнять его, но это, очевидно не входило в намерения Брайтмана.

- Кейтлин, я должен показать вам кое-что важное, - произнес он.

Вскоре после этого, ее жизнь полетела под откос.

Она до сих пор не могла вспомнить, что же Брайтман показал ей в тот день, как бы ни напрягала память. Она знала лишь, что когда этот парень покинул ее кабинет спустя почти час, он был восстановлен в должности. Кейтлин ощущала себя довольно странно. Она рано уехала с работы, часов в семь вечера.

Спустя несколько дней, он снова заявился к ней в кабинет, вновь утверждая, что должен «показать ей кое-что». На этот раз, он задержался больше чем на час. А Кейтлин до конца дня не могла избавиться от странного чувства, будто что-то не так.

…Секретарша вздохнула, прервав воспоминания. Ее злость ушла, рассосавшись, так же резко, как пришла. Она вновь обратила взгляд к своему компьютеру, который тоже был специально подобран для ее унижения.

Это не был даже полноценный компьютер – там работали только текстовые приложения, так как ничего более серьезного ей не доверяли. Монитор был ярко-алого цвета, текст на экране выводился крупным золотистым шрифтом, клавиши клавиатуры были раскрашены в черный, красный и желтый. Все это выглядело как детская электронная игрушка. В качестве скринсейвера выступала анимированная картинка с весело бегающим туда-сюда пушистым котенком.

Секретарша вернулась к набору текста. Ее пурпурно-красные длинные ногти застучали по разноцветным клавишам. С тех пор, как она начала отращивать ногти на руках, ей пришлось практически заново учиться печатать. Нужно было приноровиться, чтобы только самые кончики ногтей ударяли по клавишам. Разумеется, это сильно замедляло работу, и она делала много ошибок. Ее начальник не прощал ошибок. Ее ягодицы до сих пор болели после прошлого наказания.

Из дальнего конца коридора донесся веселый смех. Мимо приемной прошла молодая женщина, одетая (довольно легкомысленно для офиса) в легкий сарафан с открытой спиной и босоножки на каблуках. Можно было подумать, что она направляется на вечеринку, если бы не стопка документов у нее в руках. Проходя мимо, она ухмыльнулась.

- Привет, Китти-Китти! – поздоровалась она, хихикнув, - Как дела, как работа? – она вновь рассмеялась и двинулась дальше.

Китти-Китти лишь бессильно прожгла ее взглядом. Это была Аннабель, программистка, или вернее «программный инженер», как она любила себя называть. Самодовольная сучка. Надо было вышвырнуть ее, когда была возможность. Она вздохнула. Теперь уже слишком поздно.

Она взглянула через плечо на непрозрачную стеклянную дверь позади. Раньше на этой двери было ее имя, большими золотыми буквами, прямо под словом «Президент компании». Название должности и сейчас оставалось на месте. Вот только имя поменялось.

Ее же имя теперь значилось на табличке, стоявшей на столе. Крупным шрифтом, чтобы каждый посетитель видел. Ее новое имя: Китти-Китти. Она ненавидела это имя всеми фибрами души. Оно звучало как кличка для котенка. Самое дурацкое, девчачье, легкомысленное, несерьезное имя, какое только мог придумать весь офис. Его и правда выдумали всем офисом – целый конкурс был.

Мюррей, этот унылый задрот из отдела отладки – он тогда вышел победителем. И призом для него стала сама свеже-нареченная Китти-Китти. Она передернула плечами, с ужасом вспоминая, как ее на все выходные отдали ему в услужение. Мюррей потом ухмылялся до ушей всю неделю

А ведь всего полгода назад, она, помнится, вызвала дрожащего от страха Мюррея к себе в кабинет и вытрясла тогда из него три души за какой-то мелкий дисциплинарный проступок, пригрозив увольнением. В те времена, она проводила такие профилактические мероприятия с персоналом более-менее регулярно. С этими бездельниками нельзя отпускать вожжи, если хочешь добиться от них максимальных результатов.

Но она никак не ожидала, что Мюррей затаит на нее такую злость. И что у него окажется такой неутолимый сексуальный аппетит и изобретательность в постельных забавах. Два дня и три ночи ее нещадно использовали всеми возможными способами, не давая ей даже возможности одеться.

Что самое ужасное, Китти-Китти – это даже не псевдоним. Теперь это было во всех смыслах ее настоящее имя. Оно значилось на ее водительских правах, на ее кредитных картах, в договоре аренды новой квартиры, в которую она недавно переехала. Мало кто мог даже произнести это имя, не хихикнув, отвернувшись. Босс настоятельно распорядился, чтобы она обратилась в регистрационную службу и изменила свое имя официально. А когда босс приказывал, нравилось ей это или нет, она всегда повиновалась.

Босс. Этот гадёныш, оккупировавший ее кабинет. Она ненавидела этого мужика всей душой за все, что он с ней сделал. «Просто развернул положение на 180 градусов» - так он называл это. «Дал ей ощутить на себе то, чем она так долго потчевала окружающих». Он еще имеет наглость считать это справедливостью! Но ничего, она еще со всеми расквитается. Как только вырвется из его сетей (а это случится уже скоро) и вновь будет свободна.

Как уже не раз бывало, она попыталась оказать сопротивление. Решила начать разрушать его влияние прямо здесь и сейчас. Но едва успев об этом подумать, она лишь вновь достала косметичку и подкрасила губы. Зачем? Она раздосадованно нахмурилась. Все время так получалось.

После того, первого визита, Брайтман продолжал заходить к ней раз в несколько дней. Вместе они обсуждали новый программный продукт – по крайней мере, насколько она помнила. Ему не терпелось подключить новую локальную сеть, проект которой он сам разработал. По его словам, это должно было повысить эффективность работы компании. Он показывал ей какие-то демонстрационные видеоролики.

Примерно в это время эффективность работы самой Кейтлин начала падать. Ей стало гораздо труднее справляться с текущими вопросами. Появилась рассеянность и заторможенность. Она с трудом принимала любые решения. Возможно, накопившееся за годы работы напряжение начало сказываться…

Однажды, Брайтман явился когда она была занята проверкой финансовых отчетов. Он показал ей очередной видеофрагмент о ходе работ над установкой локальной сети. Приходилось признать, что масштаб проекта впечатлял. Все же хорошо, что она его не уволила тогда.

Их разговор охватывал большое количество технических деталей, и изрядно вымотал Кейтлин. Она чувствовала, что больше не в силах штудировать финансовую документацию в этот день. Брайтман предложил ей немного расслабиться.

- Вам ведь никто не запрещает уехать пораньше сегодня, - посоветовал он, - Вам нужен отдых, офис проживет несколько часов и без вас. Пройдитесь по магазинам, купите себе что-нибудь красивое, я не знаю…

Она лишь мрачно взглянула в ответ. Ей никогда даже не приходило в голову уходить с работы раньше, чем обычно. Работа всегда поглощала почти все ее время. И все же, немного отвлечься от офисной рутины было довольно заманчивой идеей. Может свежий воздух поможет ей прочистить голову и взяться за эти отчеты с новыми силами.

- Ну, что ж… да, это… неплохая мысль. Номер моего мобильного у всех есть. Звоните, если что.

- Разумеется, - с улыбкой ответил Брайтман. Эта самодовольная ухмылка ее слегка встревожила.

Впервые за много месяцев, она покинула свой офис засветло. С работы она сразу отправилась по магазинам. Купила себе несколько вещей. Действительно, подействовало умиротворяюще.

Почти та же история повторилась спустя пару дней. Брайтман с несколькими монтажниками только что закончил проводку новой локальной сети. Они проводили диагностику подключения, и компьютер Кейтлин был временно недоступен для работы. У всех у них был довольно радостный вид, но Кейтлин было не до веселья. Она в ультимативной форме потребовала ускорить процесс:

- У меня сегодня куча работы. Компьютер должен быть готов немедленно!

- Послушайте, Кейтлин, - терпеливо произнес Брайтман, - Установка займет еще как минимум часа три. Мы не получим никаких результатов, если сеть не будет правильно настроена. Почему бы вам не отдохнуть немного пока что. Сходите в кино, или еще куда. Когда вернетесь, все будет готово.

Лишь позднее Кейтлин сообразила, что могла бы велеть им настроить сеть после окончания рабочего дня, когда это никому не будет мешать. Но в тот момент, эта мысль почему-то не пришла ей в голову. Когда она вспомнила об этом, в кинотеатре начинался уже второй фильм, и она не могла заставить себя вернуться в офис. Кроме того, у нее пальцы были все в масле от попкорна.

После этого, Брайтман начал заходить почти каждый день, колдуя над своей сетью и время от времен отвлекаясь, дабы помочь Кейтлин с текущими вопросами. В его присутствии, ей волей-неволей пришлось несколько помягче разговаривать с другими сотрудниками, заходившими в кабинет.

Но несмотря ни на что, она была рада иметь под рукой такого помощника. Справляться с работой в последние дни было неожиданно трудно. Похоже, она теряла деловую хватку. Слишком легко и часто терялась в цифрах и утрачивала нить своих мысленных рассуждений. Брайтман согласился помочь с некоторыми маловажными делами.

И в любом случае, он был нужен ей, чтобы разобраться с этой адской новой системой. Ее компьютер то и дело блокировался в самое неподходящее время. А потом отказывался принимать ее пароль. Притом, у всех остальных сотрудников такой проблемы не возникало.

Когда Кейтлин была уже готова на стенку лезть от досады и беспомощности, Брайтман всякий раз советовал ей одно и то же: расслабиться, отдохнуть, покинуть офис ненадолго. К собственному удивлению, Кейтлин все время следовала его советам. Покупала новую одежду в любимых магазинах. Ходила в кино. Кормила голубей в парке. Просто гуляла. Потом она всегда чувствовала себя гораздо лучше.

Как-то утром, прибыв в офис, Кейтлин обнаружила, что на ее автоответчике нет ни одного нового сообщения.

- Мне должно было поступить несколько важных звонков, пока меня не было вчера! – обрушилась она на Эрин, свою секретаршу, - Почему ни одного сообщения нет?

Секретарша, как и все сотрудники, до смерти ее боялась. Если бы она смогла продержаться на своей должности три месяца, то установила бы рекорд.

- Ой, я… извините, пожалуйста! – выпалила девушка, - Я все звонки перенаправила на мистера Брайтмана. Это он предложил. Он сейчас у себя в кабинете, если хотите с ним поговорить.

Кейтлин оставила испуганную девчонку в покое и двинулась к кабинету Брайтмана. Тот сидел за столом, не отрывая взгляда от монитора, даже когда она зашла и прикрыла за собой дверь.

- Оскар! – вскричала она, - Ты что себе позволяешь?! Эрин говорит, ты разговаривал с клиентами вчера. Ты что, не знаешь, что я…

- Кейтлин, - бесцеремонно прервал ее мужчина, - Я думал, ты не станешь возражать. Звонили несколько инвесторов, спрашивали о ходе выполнения ряда наших проектов. Тебя, между тем, в офисе не было. Мне показалось, что будет неприлично оставлять таких важных людей без своевременного ответа, поэтому сам сообщил им всю информацию.

Она задумалась над его ответом. Действительно, похоже, решение парень принял самое верное в такой ситуации.

- Что ж, ладно, - уступила она, - Полагаю, на звонки надо отвечать. Но имей в виду на будущее…

- И ты нарушаешь дресс-код, - вновь прервал ее Брайтман, не отрываясь от компьютера.

- Что?

- Наш офисный дресс-код. Который ты сама составила, Кейтлин. Всем сотрудникам женского пола категорически не рекомендуется носить штаны в офисе. Не помнишь?

Кейтлин потеряла дар речи. Как он смеет так себя вести в ее присутствии! И о каком еще дресс-коде он болтает?

- Оскар, ты что, с ума сошел? Нет у нас никакого…

Он молча развернул свой монитор, чтобы она могла видеть. На экране было сообщение корпоративной почты, отправленное с ее компьютера всем сотрудникам. Письмо было подробное, четко изложенное, и судя по построению фраз, действительно было составлено ею. Заголовок гласил: «Новые Правила Одежды для Сотрудников Компании».

Кейтлин не нашлась, что ответить. Когда она это отправила? Ее электронная почта была защищена персональным паролем, значит написать письмо могла только она лично. Подумав, она действительно припомнила, что в последнее время все в офисе несколько более внимательно подходят к подбору одежды, особенно женщины.

- Ты подаешь плохой пример персоналу. Для всех наших девчонок обязательны юбки и каблуки, а для тебя - почему-то нет. Не очень-то честно.

Кейтлин опустила глаза, взглянув на себя. На ней был черный брючный костюм в классическом деловом стиле, серая водолазка и черные туфли.

- Оскар, я… - она не знала, что сказать.

- Да ничего страшного. Можешь прямо сейчас съездить домой и переодеться, - предложил программист, - Пока никто не заметил.

- Погоди, я не уверена…

- Давай, давай. Мы пока справимся без тебя.

Кейтлин села в свой БМВ и поехала обратно домой. Когда она вернулась чуть позже, в черной юбке и неудобных туфлях на каблуках, Брайтман уже сидел за ее столом, разговаривая по телефону с одним из клиентов. Он даже не подумал передать ей трубку. Ей пришлось молча ждать, пока он закончит говорить.

- Похоже, скоро можно будет переходить ко второй фазе нашего проекта, - произнес Брайтман, поднимаясь с кресла, - Кстати, отлично выглядишь. Я буду в серверной, если что.

- Спасибо, - холодно ответила Кейтлин, удостоив его уничижительного взгляда. Она села на свое освободившееся место, - Но мне вряд ли что-то от тебя понадобится.

Через десять минут ее компьютер опять самопроизвольно заблокировался, и она была вынуждена, скрипя зубами, униженно просить Брайтмана о помощи.

…Переливчатая трель маленького розового телефона на столе заставила Китти-Китти вернуться в настоящее.

- Алло, компания «Дип Вэллей Софтвейр» слушает, - ответила она в трубку, - Это приемная мистера Брайтмана, меня зовут… - она умолкла, тяжело сглотнув, - …меня зовут Китти-Китти, я его секретарь. Чем могу вам помочь?

Она выслушала собеседника, и ее сердце забилось чаще. Этот человек хотел поговорить с ней – то есть с той, кем она была раньше, он назвал ее старое имя! Она глубоко вздохнула, собираясь с силами. На сей раз она точно вырвется на свободу. Кто бы это ни был, сейчас она расскажет ему все, что с ней произошло, и попросит о помощи.

- Простите, - извиняющимся тоном произнесла она, - Но Мисс Н. с нами больше не работает. Вы можете поговорить с новым президентом, мистером Брайтманом. В настоящее время он – владелец компании. Но пожалуйста… прежде чем… эмм… я…

Ее охватило чувство, близкое к панике. Язык отказывался слушаться. Она до боли сжала трубку побелевшими пальцами.

- Я здесь… то есть, я… - она беспомощно взмахнула свободной рукой, - Пожалуйста, я… мне нужно… - на той стороне повесили трубку.

Китти-Китти положила трубку обратно, с ненавистью глядя на телефон. Ей отчаянно хотелось сказать хоть кому-то, кому угодно о своей беде, но она никак не могла заставить себя произнести нужные слова вслух. Испуг стеснительного ребенка перед выступлением на рождественском утреннике - ничто в сравнении с парализующим страхом, который охватывал ее всякий раз, когда она пыталась попросить кого-то о помощи. Теперь, когда момент был упущен, ее захлестнуло странное чувство облегчения.

…Приказ о новом дресс-коде был лишь самым первым из множества распоряжений, которые Кейтлин не помнила, когда написала. На протяжении следующей пары недель, ее все сильнее тревожило будущее компании. Она стремительно утрачивала эффективность на посту руководителя. Ей стало чрезвычайно трудно концентрировать внимание на чем-либо. Прежде рутинные задачи превращались в непреодолимые препятствия. Судя по всему, подчиненные ее уже не боялись так, как раньше.

Разрываясь между проблемами с проклятым компьютером и валящимися из рук делами, Кейтлин начинала все больше и больше зависеть от Брайтмана. Ей приходилось молча сносить совершенно недопустимый снисходительно-нахальный тон, который он все чаще принимал в разговоре с ней, когда чинил ее компьютер. Кроме того, он теперь регулярно подменял начальницу во время ее частых отлучек из офиса.

Однажды, стоя у нее за спиной, после очередной перезагрузки системы, он без всякого стеснения посмеялся над тем, как она была одета.

- Что? Чего тебе не нравится? – возмутилась Кейтлин. Тем утром она была в скверном настроении.

- Да нет, ничего-ничего, - ответил Брайтман, пытаясь скрыть ухмылку, - Я конечно, в этом мало что понимаю, но по-моему такие юбки вышли из моды примерно в то время, когда потонул Титаник.

Кейтлин с трудом сдержалась, чтобы не послать его куда подальше. Не его собачье дело! Она взглянула на себя пристальнее. На ней была узкая черная юбка ниже колена и черный жакет. Этот костюм она приобрела всего пару дней назад, выбравшись за покупками в обеденный перерыв. Ради него ей пришлось пропустить еженедельное совещание по планированию.

- Что за бред? – воскликнула она, - Совершенно новый костюм. Это…

- Ну вот, я закончил, - оборвал ее гневную тираду Брайтман, - Не знаю, чего ты там накосячила, что у тебя все время сеть отваливается, но сейчас все работает.

Он еще ее же саму и обвиняет в проблемах с компьютером!

- Так, слушай, Оскар…

- Знаешь, что я думаю, Кейтлин? – опять не дал ей договорить Брайтман, - Я думаю, ты слишком долго пялилась в монитор, и забыла, как выглядит реальный мир. Современные молодые женщины так не одеваются. Может быть, тебе стоит поговорить с Эрин. Она тебя введет в курс моды этого тысячелетия.

- Эрин! Да ты что, она же просто…

- Да, я знаю, девочка не блещет особыми глубинами интеллекта. Но у нее отличное чувство стиля, так все говорят. Может быть, она поможет тебе одеваться более… - он пожал плечами, - В общем, чтобы было не стыдно.

С этими словами он вышел из кабинета. Изумленная Кейтлин осталась неподвижно сидеть на месте. Она вновь посмотрела на своей дорогой новый костюм. Спустя пару минут, она направилась поговорить с Эрин. Ее секретарше было двадцать лет, она имела заслуженную репутацию легкомысленной дурочки с ветром в голове, и в ее левом ухе красовалось аж пять металлических колец. Отойдя от первоначального шока, девушка с радостью согласилась помочь своей начальнице с выбором более молодежной одежды.

Когда компьютер Кейтлин вновь перестал работать через пару часов, она решила отъехать и провести небольшой шоппинг, пока полученные советы были свежи в памяти. Явившись в офис на следующее утро в обтягивающем коротком платье и туфельках на платформе, она встретила более чем одобрительную реакцию Брайтмана и других сотрудников мужского пола. Их внимание показалось женщине ненормально волнующим.

Кейтлин думала, что хуже ситуация быть уже не может, но она ошибалась. Однажды, сидя в своем кабинете и пытаясь справиться с простейшей электронной таблицей, она поймала себя на том, что думает о сексе. В последнее время это случалось довольно часто.

Ее преследовали посреди дня назойливые эротические фантазии. Неожиданные картины безудержных совокуплений прокручивались в ее голове, словно нарезка кадров из порнофильма. Порнофильма, в котором она была главной звездой. Кейтлин представляла, как ее удовлетворяют мускулистые красавцы с огромными членами, а она стонет и извивается под ними. В других видениях, она стояла обнаженная на коленях, покорно принимая в рот чей-то член, одновременно лаская два других своими наманикюренными пальчиками. Потом перед мысленным взором прокрутилась сцена, как ее, одетую лишь в сексуальное кружевное белье, грубо имеют сзади, повалив на ее же собственный стол.

Кейтлин выдохнула. Она прикрыла глаза, пытаясь изгнать непристойные видения из своей головы. Они становились все более отчетливыми и назойливыми с каждым днем.

Ей подумалось, что возможно, это признаки сексуальной неудовлетворенности. Она была отнюдь не монашкой, но работа по 60 и более часов в неделю и одержимость собственным бизнесом практически не оставляли времени для любовных отношений с кем-либо. Или может быть, это просто реакция на повышенное внимание, которым она пользуется среди мужчин в последние дни? Она нервно одернула подол своего короткого синего платьица. Оно было короче, чем любая одежда, которую Кейтлин когда-либо носила, тем более на работу. Но Эрин заверила ее, что платье будет шикарно смотреться с темными чулками и полусапожками.

Стройная брюнетка сделала глубокий вдох и вернулась к работе. Ей надо было дочитать этот длинный список до конца (а насколько длинный конец она сможет заглотить?), и понять, как в этой программе раскрывать скрытые таблицы (раскрывать, раздвигать, раздвигать ноги перед каждым!), да еще и разобрать документы, которыми завален весь ее стол (завалить ее на стол!), если она хочет закончить до... (кончить, когда ее завалят на стол и раздвинут ей ноги и засадят в нее длинный конец, и она будет кончать кончать кончать!!!).

Кейтлин вскочила на ноги. Она тяжело и неровно дышала. Ее палец до упора вдавил кнопку внутренней связи.

- Эрин, я буду… в общем, меня не будет… минут пять.

- Конечно, Кейтлин, - раздался голос из динамика.

Кейтлин была слишком отвлечена более насущной проблемой, чтобы обращать внимание на тот факт, что секретарша начала обращаться к ней просто по имени. Пошатываясь на высоких платформенных каблуках, она поспешила в туалет, где вскоре нашла благословенное облегчение, отдавшись во власть своих пальцев.

Эти случаи спонтанного сексуального возбуждения повторялись каждый день, и продолжились на следующей неделе. Для Кейтлин стало практически невозможно нормально работать. По меньшей мере дважды в день она вынуждена была искать уединения в туалетной кабинке. И чем сильнее она пыталась сконцентрироваться на работе, тем сильнее ее атаковали эротические видения, и тем более интенсивный оргазм она потом испытывала.

Все труднее было и скрывать истинные цели ее коротких отлучек из кабинета от Эрин и других сотрудников. Однажды, Кейтлин была вынуждена до боли укусить себя за руку, чтобы ее оргазмических стонов не услышали две девушки, мывшие руки в нескольких метрах от нее. В другой раз, ей пришлось внезапно покинуть важное совещание, когда жар между ног стал просто нестерпимым. Для начала, не стоило приходить туда в этом розовом вязаном топике. Он так плотно облегал упругие холмики ее груди, что все мужчины в зале только и делали, что пялились на нее. Тот топик она надела по совету Эрин.

Теперь, когда Кейтлин постоянно уходила с работы пораньше, она стала частенько наведываться в близлежащий бар, где можно было пропустить рюмку-другую для успокоения нервов, а может быть – и подцепить какого-нибудь мужика на одну ночь. Она уже успела осчастливить нескольких молодых парней. Она всегда сразу везла кавалера к себе домой, дабы не тратить время на пустые ухаживания, а сразу переходить к делу – или к нему домой, если мужчина жил ближе.

К счастью, Брайтман был готов заменить ее в офисе – только он и спасал компанию от полного развала. У него, конечно, не было специальных навыков руководства предприятием, но в отличие от Кейтлин, он не стеснялся обращаться к другим за помощью. Рабочие группы и специализированные отделы множились как на дрожжах, без ведома руководительницы фирмы. Некий «Комитет по Инвестициям» успел провести три заседания, прежде чем Кейтлин даже узнала о его существовании.

…Секретаршу вновь вырвал из прошлого звонок телефона. На этот раз, она узнала голос, раздавшийся из трубки. Она перевела звонок на другую линию. Эрин, прежняя секретарша, которая теперь получала в три раза большую зарплату, исчезла в кабинете Брайтмана почти час назад. И с тех пор не выходила оттуда. Интересно, чем они там занимаются?

- Да, Китти? – раздался голос Брайтмана. На заднем плане слышался приглушенный женский смех.

- Мистер Мото на второй линии, - выпалила Китти-Китти и с силой обрушила трубку на телефонный аппарат. Это был один из немногих жестов неповиновения, которые оставались ей доступны.

Она ненавидела Мото почти так же сильно, как своего нынешнего босса. Это был состоятельный японский инвестор, долгое время собиравшийся вложить деньги в иностранные предприятия информационной сферы. Кейтлин предлагала ему вложить капитал в ее фирму в прошлом году, когда он последний раз приезжал. Несколько месяцев шла подготовка к переговорам. Она безжалостно загоняла весь персонал компании, чтобы получить в срок демонстрационную версию продукта. Пришлось уволить нескольких дизайнеров, не справлявшихся с планом. В конце концов, после того как инвестора целый день водили по главному офису и смежным организациям, после показа всех мультимедийных презентаций, после того, как сама Кейтлин из кожи вон лезла, пытаясь угодить ему, господин Мото вежливо поулыбался, окинул ее с головы до ног оценивающим взглядом, словно кусок мяса, и с неизменной улыбкой на лице отклонил предложение.

Все изменилось, когда контроль над фирмой перешел к Брайтману. Он каким-то немыслимым образом убедил Мото снова прилететь из Японии, после того, как выслал ему по почте несколько демонстрационных роликов. После нескольких часов дружелюбной беседы в кабинете Брайтмана, денежный мешок не только согласился вложить средства в фирму, он практически выдал Брайтману неограниченный кредит.

Прекрасно зная о ее особом отношении к этой сделке, Брайтман велел Китти-Китти принести им чай в кабинет. Она до сих пор помнила, как готова была сквозь землю провалиться от позора, порхая по кабинету на каблуках, аккуратно расставляя по столу серебряные чайные чашки, остро ощущая плотоядный взор мистера Мото на каждом изгибе и выпуклости своей фигуры.

Впрочем, она не была даже уверена, что японец ее узнал. При их прошлой встрече она не была блондинкой. Бесстыдно-короткое леопардовое платье и белые кожаные сапоги на платформе тоже мало напоминали строгий брючный костюм, который она носила, когда встречалась с Мото, будучи еще директором компании.

Очки она тоже тогда не надевала. Ныне Брайтман настоял, чтобы она всегда носила очки на рабочем месте. Это было частью ее имиджа стереотипной «сексуальной секретарши». Он заставил ее выбросить контактные линзы. Ей приходилось постоянно покупать новые очки, чтобы иметь оправу, подходящую к цвету ее наряда.

…Жизнь Кейтлин окончательно превратилась в кошмар в обычный рабочий вторник...


Tags: mind control, перевод, эротика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments