iskander_zombie (iskander_zombie) wrote,
iskander_zombie
iskander_zombie

Category:

Business Reversal. Перевод. Часть 2.

Часть 2.


…Жизнь Кейтлин окончательно превратилась в кошмар в обычный рабочий вторник...

Когда она наконец прибыла в офис, неторопливо вышагивая на шпильках и качая бедрами, Брайтман уже был в ее кабинете, сидя в ее кресле и закинув ноги на ее стол. Он разговаривал по телефону с одним из важнейших клиентов как со старым приятелем.

В последнее время такая ситуация была довольно-таки обычным делом. Когда Кейтлин заявлялась наконец в офис (куда позже всех остальных), Брайтман как правило уже сидел за ее столом, доделывая работу, которую она забросила прошлым вечером. Он зачастую еще и вел все телефонные переговоры в ее отсутствие. Все чаще и чаще, сотрудники обращались по текущим вопросам напрямую к Брайтману, полностью в обход Кейтлин. По всей видимости, он прочно занял позицию неофициального лидера в коллективе.

Кейтлин тем утром была в плохом настроении. Она очень сильно опоздала на работу – даже по ее меркам. В понедельник, испытав после полудня как никогда острый приступ спонтанного сексуального желания, и будучи совсем не в состоянии работать, она ушла из офиса в середине дня, нашла первого попавшегося мужика в ближайшем баре и провела весь вечер, утоляя с ним свой плотский голод. Невероятно, но проснувшись этим утром, она все еще была неудовлетворена – и, оседлав своего любовника, добилась еще двух чудесных оргазмов перед завтраком.

Причина недовольства Кейтлин заключалась в том, что после завтрака мужчина позорно сбежал, тогда как она была в настроении для еще одного захода. День только начинался, а ее ноги уже болели. Ее новые туфли были слишком узкими, а супер-высокие каблуки заставляли ее ходить буквально на кончиках пальцев. Туфли были такими же сверкающе-алыми, как и ее короткое открытое платье на тонких бретельках, и кружевное белье под ним.

Не обращая внимания на жадные взгляды, которыми ее провожали все встреченные мужчины, Кейтлин профланировала короткими шажками к своему кабинету. Она остановилась у стола Эрин, чтобы как обычно пройти ежедневную проверку своего внешнего вида. Вообще, в своем платье длиной до середины бедра она не слишком выделялась на фоне других женщин в офисе, многие из которых в последнее время одевались куда откровеннее, чем раньше.

Кейтлин совсем не нравилось, что такая безмозглая свистушка, как Эрин определяет, что ей можно носить, а что нельзя. На самом деле, она подозревала, что девчонка намеренно выбирает наиболее неудобные и вызывающие наряды, чтобы заставить ее помучаться. Но Брайтман продолжал мягко настаивать, что Эрин обладает отличным чувством стиля, и ее следует слушаться.

Поэтому она всегда слушалась.

Получив одобрение Эрин (и возмутительный комментарий, что она должна терпеть боль в ногах, пока не привыкнет к «настоящим» туфлям), Кейтлин шагнула за дверь своего кабинета. Брайтман даже не посмотрел в ее сторону, разговаривая по телефону. Удостоив ее наконец взгляда через пару минут, он лишь беззастенчиво поглазел на ее ноги.

Он махнул рукой к дальней стене кабинета, где стоял маленький столик и стул. На столе располагался включенный ноутбук. Как заметила Кейтлин, переносной компьютер был подключен к офисной локальной сети, от которой все, кроме нее, были в восторге. Нахмурившись, она присела на низкий стульчик. Одернула задравшийся подол своего короткого платья, проверила в маленькое зеркальце макияж, и принялась ждать, когда сотрудник наконец соизволит уступить начальнице ее законное место.

Он не особенно торопился. Закончив свою телефонную беседу, он не потрудился даже сообщить президенту компании, что и с кем обсуждал. И места тоже не уступил. Вместо этого, он лишь невозмутимо опустил ноги со стола и принялся работать за компьютером, словно ее и не было рядом.

Кейтлин ощутила, как внутри нее поднимается волна злости. Она попыталась было поработать на ноутбуке за маленьким столиком, но усилия были тщетны. Компьютер продолжал отвергать ее пароль. Ей было трудно думать. Что хуже всего, неудовлетворенные сексуальные позывы, мучавшие ее утром, никуда не исчезли. На самом деле, они становились сильнее с каждой минутой.

Она нервно поерзала на сиденье стула. Ее бросало в жар. Она продолжала вспоминать лучшие моменты прошлой ночи. Горячие поцелуи, блуждающие по ее телу руки, жадные прикосновения к ее обнаженным изгибам, и самое лучшее – великолепное ощущение, когда она скакала верхом на мужском члене: как ее разметавшиеся волосы парили в воздухе, как изгибалась ее спина, как капельки пота стекали по ее груди, как она продолжала насаживаться на него, снова и снова, быстрее и быстрее, пока наконец… О боже!

Кейтлин неловко поднялась на ноги, с трудом найдя равновесие на немыслимо-высоких каблуках. Ей срочно нужно было выбраться в туалет. Она чувствовала, как ее твердые соски больно врезаются в ткань шелкового лифчика.

Брайтман поднял взгляд от монитора.

- Эй, Кейтлин! – непринужденно произнес он, - Раз уж ты встала, принеси-ка мне чашечку кофе, будь добра, - он протянул пустую чашку, - Ах да, и кстати, ты потрясно смотришься в этом платье.


Что-то взорвалось внутри нее. Долго искавшая выхода ярость обрушилась на Брайтмана.

- Убирайся! – взревела она

Мужчина уронил чашку, которая с тихим стуком упала мягкий ковер.

- Кейтлин, что ты…

- Убирайся отсюда! – вновь вскричала она, - Из моего кабинета, из моей фирмы, из моей жизни! Немедленно! И не возвращайся!

Он лишь испуганно смотрел в ответ, лишившись дара речи. Гнев Кейтлин выплескивался как лава из жерла вулкана.

- Я не собираюсь больше этого терпеть, ты меня понял?! Ни от тебя, ни от кого другого! С меня хватит тебя и твоего хамства, и твоей бесполезной уёбищной сети, и я больше не буду терпеть оскорблений, особенно от такого никчемного неудачника, как ты! Я президент этой компании! Я ее основала, я ее построила, я вложила в нее всю свою гребаную жизнь, и я не буду стоять и смотреть, как ты лишаешь меня всего, или что ты там пытаешься провернуть!...
Почему ты еще здесь? Ты что, глухой?! Это мой кабинет, это мой офис, а ты уволен, тебя больше нет, ты исчез, растворился! Собирай манатки и проваливай нахрен из офиса, а то я сейчас в полицию позвоню, и тебя повяжут за незаконное проникновение!

Женщина гневно сверлила его взглядом, тяжело дыша. Ей очень хотелось топнуть ногой, но в таких туфлях она боялась упасть. Брайтман очевидно совсем не ожидал от начальницы столь бурной реакции.

- Эммм, хорошо, хорошо, Кейтлин, я уже ухожу… - нервно пробормотал он, с нотками прежней неуверенности в голосе, - Но сначала, я думаю, что… хмм, очень важно, чтобы ты… чтобы ты… посмотрела на… кое-что… - он отчаянно стучал пальцами по клавиатуре, продолжая говорить.

- Просто проваливай! – холодно ответила Кейтлин, - Я не хочу смотреть ни на какие… - тут он закончил печатать и развернул к ней монитор. Разумеется, на экране была стандартная цветовая схема подключения к офисной локальной сети. Там было что-то…

Кейтлин не могла вспомнить точно, что же Брайтман показал ей. Когда она подняла взгляд несколько секунд спустя, он все еще пристально наблюдал за ее реакцией.

- Ну давай, ты должен уходить, - повторила она, все еще злобным тоном, - Я президент компании, это мой кабинет. А ты выметайся отсюда. Ты уволен.

- Я не думаю, что мне стоит уходить, Кейтлин, - возразил Брайтман, - Я нужен тебе. Ты нуждаешься в моей помощи, чтобы управлять компанией, - он внимательно следил за ней, как наблюдают за злой собакой, преградившей путь через узкую аллею.

- Нет! Мне не нужна твоя помощь. И ты мне не нужен! Ты должен уйти! Я президент. Я сама могу управлять своей фирмой! – недовольно глядя на него, надув губы, Кейтлин внезапно осознала, что ведет себя скорее как бунтующий подросток, чем как взрослая женщина.

Он продолжал изучать ее лицо, не проявляя ни малейших эмоций.

- Ну ладно, Кейтлин, если ты правда этого хочешь, я уйду. Только сначала, подними-ка эту чашку и принеси мне кофе.

- Что?! Я не стану! Ты не можешь меня заставить! Я през…

- Подними чашку, Кейтлин!

Стройная брюнетка в коротком платье возмущенно вытаращилась в ответ.

- Нет! Я не буду! – она сложила руки на груди и высоко задрала подбородок, как ребенок, не желающий ложиться спать.

Брайтман продолжал спокойно смотреть на нее, не произнося ни слова. Через мгновение, Кейтлин ощутила, как ее решимость слабеет. Она опустила глаза, увидев кофейную чашку, лежащую на ковре, куда ее уронили.

- Оххх, но я не хочу! – едва ли не захныкала она, - Это нечестно!

Она наклонилась и подхватила чашку, все еще хмурясь.

- Со сливками и тремя кусками сахара. И смотри - не пролей.

Кейтлин была готова расплакаться.

- Я поняла, - тихо произнесла она.

- Когда будешь возвращаться, приведи с собой Эрин. Мне надо с ней поговорить.

Молча развернувшись на острых шпильках, Кейтлин просеменила к двери с чашкой в руке. Ее лицо было пунцовым от злости и стыда.

Две минуты спустя она вернулась с дымящейся чашкой кофе и ведя за собой юную секретаршу. Эрин была одета в голубое мини-платье и стильные черные кеды. «Вот ее что-то никто не заставляет носить каблуки…» - мрачно подумала Кейтлин. Она поставила чашку с кофе на стол Брайтману.

Эрин была вне себя от счастья.

- Сработало! – воскликнула она, едва ворвавшись в комнату, - Я же говорила, что сработает! Я же говорила яжеговорила яжеговорила!!!

- Но почти сорвалось, - обеспокоенно ответил Брайтман.

- Ой, ну ладно тебе, ты все время слишком переживаешь. Я же говорила тебе верить в себя, а? Я всегда знала, что у тебя получится.

Улыбаясь до ушей, Эрин, приплясывая, обошла большой стол и плюхнулась прямо на колени к Брайтману. Парочка принялась страстно целоваться, не обращая никакого внимания на беспомощно стоящую в нескольких метрах Кейтлин.

- Ты настоящий гений, - прошептала Эрин минуту спустя, после чего снова поцеловала его, - Ну, и что мы будем делать дальше?

Брайтман перевел задумчивый взгляд на свою начальницу. Одна его рука поглаживала облаченные в темные чулки ноги Эрин.

- Кейтлин, - произнес он, - Нам придется произвести в компании кое-какие небольшие изменения.

Естественно, в реальности изменения оказались далеко не небольшими…




Через несколько минут после звонка мистера Мото, из директорского кабинета вышла Эрин, выглядевшая крайне довольной, и на ходу поправляя одежду. Нынче девушка занимала должность «помощника президента компании по особым поручениям». Платили ей более чем щедро.

- Приветик, Китти-Китти, - прощебетала она, снисходительно подмигнув, - Милая кофточка.
Ее бывшая начальница лишь раздосадованно покосилась. На ней был обтягивающий розовый топик с картинкой, на которой был изображен пушистый котенок, играющий с клубком шерсти. В ее теперешнем гардеробе тема приторно-слащавых милых картинок преобладала. У нее даже было несколько комплектов нижнего белья с этими дурацкими котятами.

- Уйди, оставь меня в покое, - процедила она сквозь зубы, - Пожалуйста… - ее голос был мягким и приятным, несмотря на все накопившееся раздражение.

- Непременно, Китти-Китти. Но сначала, вот тебе еще работа. Оскар хочет, чтобы ты немедленно занялась этим, - она плюхнула на стол толстую пачку бумаг.

Секретарша беззвучно застонала. Задания по вводу текстов были бесконечны. Она ежедневно проводила много часов, тупо стуча по клавишам. По сути, почти все ее рабочие обязанности сводились к печати текста. Плюс, отвечать на телефонные звонки, подавать кофе и разумеется выглядеть привлекательно.

В основном бумаги были бессмысленными отчетами и статистическими выкладками, которые, как Китти-Китти подозревала, наверняка имелись у Брайтмана в электронном виде, либо могли быть отсканированы и обработаны программой распознавания текста. Тем не менее, он настаивал, чтобы его секретарша вручную вводила все эти бесчисленные страницы, словно стенографистка столетней давности. Брайтман даже не поленился написать для компьютера Китти-Китти специальную программу контроля над ошибками, которая выводила на экран оскорбительные комментарии в духе «Научись печатать, идиотка!» или «Ты что, неграмотная?», когда Китти-Китти совершала слишком много опечаток.

Отведя взор от пачки бумаг, она посмотрела вслед Эрин, танцующей походкой удалявшейся по коридору. Словно в ночной клуб собралась, в своей блестящей юбке, топе с блестками, и высоких сапогах-ботфортах. Девушка остановилась поболтать с молодой программисткой из отдела перспективных разработок. Они обе захихикали, поглядывая на Китти-Китти, сидящую за своим крохотным столиком.

Вторая женщина была облачена в стильный деловой костюм лилового цвета с легкомысленно-короткой юбкой, дополненный белыми чулками и босоножками с небольшими каблуками. Попрощавшись с Эрин, она направилась в свой отдел, весело насвистывая под нос энергичную мелодию последнего радио-хита. Нельзя было не признать, что при Брайтмане лояльность персонала и моральный климат в офисе радикально улучшились. Возможно, главной причиной был тот факт, что теперь все получали достойную зарплату и солидные премии.

Китти-Китти обработала лишь несколько страниц из подваленной ей горы бумаг, когда зазвонил телефон на столе.

- Загляни-ка ко мне на минутку, дорогая, - раздался голос Брайтмана.

Сексапильная блондинка решительно сжала зубы. С просьбой босса «заглянуть» к нему в кабинет всегда был связан определенный ритуал. Она поклялась раз и навсегда, что не будет больше прихорашиваться, словно школьница на первом свидании, всякий раз, когда Брайтман зовет ее к себе для новой порции унижений. Она решила покончить с этим, прямо сейчас. Может быть, ей удастся вернуть контроль над своей жизнью, начав оказывать сопротивление хотя бы в мелочах.

Но едва решившись не смотреться в зеркальце и не подкрашивать губы перед визитом к начальнику, она вдруг осознала, что уже делает это. Она раздраженно выругалась. По крайней мере, попыталась выругаться, но самым крепким выражением, на которое она теперь была способна, оставалось: «Ой, тьфу на тебя!». Освежила помаду и взбила прическу. В последние месяцы она отращивала длинные волосы, как распорядился босс. Темных корней не было видно.

Поднявшись с кресла, она привела в порядок одежду. Китти-Китти обладала безупречной фигурой, и тугой топик с короткой юбкой делали максимум возможного, чтобы показать это. Картинка с котенком растянулась под напором ее груди. Когда она стояла, был некоторый шанс, что юбка сможет прикрыть резинки чулок, хотя на ходу темные полоски все равно завораживающе сверкали сквозь вырез при каждом ее шаге. Открытые черные босоножки состояли лишь из пары тонких ремешков, опираясь на двухдюймовые платформы и немыслимой высоты шпильки.

Она решительно зашла в кабинет, стараясь выглядеть уверенно и угрожающе, несмотря на свой откровенно-унизительный наряд. Естественно, ничего не получилось. Брайтман сидел за своим столом («за моим столом!» - напомнила она себе), закинув на него ноги. По экрану включенного ноутбука ползли непонятные символы машинного кода.

- Так, слушай, мошенник, - выпалила Китти-Китти, - Ты не сможешь держать меня на цепи вечно. Ты же понимаешь, что я выберусь, рано или поздно. Давай, давай, улыбайся, пока можешь. Ты - больной извращенец, знаешь об этом? Когда я освобожусь, ты пожалеешь, что вообще на свет родился!

Брайтман беззаботно улыбнулся, исследуя глазами ее длинные ноги и привлекательную фигуру.

- Ах, какая экспрессия, детка! - хохотнул он, откидываясь в кресле и складывая руки за головой, - Какой непокорный дух! А я-то думал, что кроме шикарных ножек у тебя ничего нет.

- Ты омерзителен! Как только выберусь отсюда, я…

- Ты сделаешь что, моя офисная красотка? Пойдешь в полицию? Ты это уже делала, помнишь?

Ее решимость тут же исчезла. Словно сдувшись внутри, она поникла головой.

- Я… я помню… - кротко ответила она.

- Ну конечно, ты помнишь. Но расскажи мне об этом вслух еще разок. Чтобы освежить воспоминания.

Последнее, чего хотела Китти-Китти, это обсуждать тот унизительный случай. Она понимала, что Брайтман намеренно заставляет ее вспоминать, чтобы посыпать соль на рану, ткнуть ее лицом в один из самых позорных дней ее жизни. Но ей дали приказ, и она не могла ослушаться.

- Я подошла к дежурному офицеру, - начала она рассказ, опустив глаза, - Подошла, и… о боже, я хотела рассказать, что ты со мной сделал, как ты отнял мою компанию и заставил на себя работать, но…

- Да?

- Но вместо этого я… я предложила ему секс. Предложила себя.

- И как он отреагировал?

- Он был изумлен. Отказал мне. Сказал, что женат.

- Естественно. И как ты поступила тогда?

- Я попыталась соблазнить его. Умоляла, чтобы он меня трахнул. Обещала ему любые позы, любые извращения, исполнение всех его самых животных желаний. Я продолжала настаивать. Пыталась обнять его, поцеловать, погладить его… его гениталии.

- Отличное представление, милая. И когда он вновь отказал тебе, что ты сделала?

- Я выставила себя напоказ. Нагнулась, чтобы он мог видеть мой зад. Потом сорвала с себя блузку. Я продолжала раздеваться и танцевать как стриптизерша прямо там, в холле полицейского участка… до тех пор, пока…

- Продолжай.

- Пока меня не арестовали.

- Ай-яй-яй, какой позор. Они засунули тебя в клетку, да, сладенькая? И что же ты делала там?

Китти-Китти дрожала всем телом. Ее голос был еле слышен.

- Я мастурбировала. Громко стонала. Доводила себя до оргазма. Снова и снова.

- И как долго это продолжалось?

- Пока на меня не надели наручники, - всхлипнула она.

- Да, это я помню. Ты хорошо смотрелась полуголая и со скованными руками. Повезло, что у меня есть кое-какие связи в полицейском управлении. Мне удалось добиться, чтобы тебя выпустили под мое поручительство – а ведь могли отправить в психушку. Впрочем, не думаю, что когда-нибудь дождусь от тебя благодарности.

- Благодарности! – ее ярость вернулась, - Да ты полоумный маньяк! Ты украл мою компанию! Ты промыл мозги всем сотрудникам! Ты заставляешь меня…

- Эй, эй, погоди-ка, куколка, никто тебя ни к чему не принуждал. Насколько я помню, ты сама продала мне компанию, в здравом уме и твердой памяти. Акт продажи нотариально заверен, все банковские переводы абсолютно законны. Все по-честному.

- Но ты заставил меня продать! У меня не было выбора. И за сотую долю реальной цены! Да и эти деньги ты меня же заставил тебе одолжить! – она сжала кулаки, вытянув руки по швам в бессильной ярости. Край юбки находился как раз вровень с ее запястьями.

- И это было весьма удобное решение для всех заинтересованных сторон, - ответил Брайтман, - Особенно, учитывая размер твоей новой зарплаты. И никто из инвесторов не возражал.

Китти-Китти вздрогнула от ужаса, вспоминая собрание кредиторов и инвесторов, на котором она сообщила о своем решении продать компанию. Брайтман организовал все так, чтобы она явилась на совещание на полчаса позже срока, одетая в кричаще-пестрое мини-платье, кружевные чулки и оранжевые туфли-сабо на платформе. В ее ушах покачивались большие желтые сережки с улыбающимися рожицами.

Она объявила изумленным банкирам, сидевшим за столом, что слишком долго посвящала всю свою жизнь работе, и похоже, перенапряглась. Напряжение оказалось для нее не по силам. Ей необходимо было сменить род деятельности на менее стрессоопасный, прежде, чем ее психика не выдержит.

Чтобы ее аргументы звучали более убедительно, Брайтман велел ей ничего не есть с утра, а вместо завтрака опрокинуть три порции бурбона. Финансовые воротилы, собравшиеся в зале совещаний, пораженно наблюдали, как некогда пунктуальная и собранная деловая женщина ходит перед ними, пошатываясь на высоченных каблуках, и заплетающимся языком рассказывает, что устала работать. Все присутствовавшие быстро согласились, что смена президента фирмы – хорошая идея.

- Ты… ты и с ними что-то сделал! – простонала Китти-Китти, - Я же видела, как они все во всём с тобой соглашаются. И как на меня смотрят. Никто даже глазом не моргнул, когда ты сообщил, что я останусь в компании на должности секретарши…

Действительно, тогда никто не моргнул и глазом – потому что все взгляды были прикованы к ней. Корсет, который был на ней надет в тот день, сдавливал фигуру Китти-Китти в классическую форму песочных часов. А глубокий вырез тонкой кофточки из джерси, делал из полушарий ее груди просто-таки гипнотизирующую картину, как магнит притягивавшую всеобщее внимание.

- О господи, ты даже заставил меня продать мой дом, мою машину…

- И снова черная неблагодарность. Ты вряд ли могла их себе позволить на секретарскую зарплату, правда? Я лишь оказал тебе услугу. Тебе же надо было откуда-то взять деньги, чтобы помочь мне купить твою компанию, а мне не помешает новая тачка и жилье получше. Мне думается, одинокой девушке на невысокой должности, вроде тебя, куда больше по статусу арендованная однокомнатная квартирка, ты согласна? Да и ездить на работу на автобусе – ничего страшного.

- Зачем ты это делаешь? – устало спросила Китти-Китти, - Ты уничтожил меня. Ты забрал мою компанию, мой дом, мою работу, всю мою жизнь. Никто из моих друзей не может меня найти. Ты заставляешь меня читать подростковые журналы и жевать жвачку и спускать все деньги на неприличные шмотки. Почему? Что я тебе сделала? Чем я такое заслужила?

В ее голосе вновь зазвучали гневные нотки.

- Я все себе верну. И не сомневайся. Когда я сброшу твое иго, и это случится очень скоро, ты будешь расплачиваться до конца своей жалкой жизни, паразит, я тебя еще заставлю на карачках ползать и прощение вымаливать, ты, гад, еще за все ответишь, настанет день – пожалеешь, что на свет вылез! - ее голос становился все громче с каждым словом, и в конце фразы она уже почти кричала.

Брайтман скинул ноги со стола.

- Похоже, ты до сих пор не поняла, – произнес он резко посерьезневшим тоном, - Мы обращаемся с тобой ровно так же, как ты обращалась с людьми всю свою жизнь. Использовала их, эксплуатировала, а потом выкидывала на свалку без сожалений. Ни одной мысли о других, все только о себе любимой. Только алчность, и жестокость, и бесконечные амбиции, и заносчивость, и самомнение. Что ж, теперь положение изменилось. Думаешь, тебе удастся освободиться от моего влияния? Может быть. Но сначала, тебе придется выяснить, что же я с тобой делаю и каким образом

Он вновь откинулся в кресле, улыбаясь.

- Подумай вот над чем, сладенькая. Ты красуешься всем на радость в моей приемной уже несколько месяцев, пытаясь понять, что с тобой происходит. И как, есть успехи?

Китти-Китти покраснела. Она знала, на что он намекает. Каждый раз, когда она пыталась проанализировать, каким образом ее контролируют – да вообще, просто сесть и подумать логически о чем бы то ни было – на нее тут же накатывала непреодолимая тяга к мастурбации. А танцующие пальцы в ее вагине делали логическое мышление крайне затруднительным.

Стройная блондинка потеребила край своего топика.

- Я выясню, - заявила она.

- Правда? – мужчина критически посмотрел на нее, - Тогда прими во внимание вот еще что. Возможно, мое влияние включает в себя сохранение в тайне механизма контроля. Возможно, если я могу определять то, как ты себя ведешь, как одеваешься, как говоришь, то может быть – не обязательно, но может быть – я имею власть и над тем, что ты думаешь. Возможно, я могу сделать так, что ты никогда не увидишь, что именно контролирует твое поведение – даже если оно будет у тебя прямо перед глазами. Никогда об этом не задумывалась, детка?

Накрашенные глаза Китти-Китти широко распахнулись за ее изящными очками.

- Ты не можешь… Ты не посмеешь…

- Может я могу, а может и нет, - пожал он плечами, - Просто подумай над этим на досуге.
Но я позвал тебя не для обсуждения твоих дурацких жалоб. Значит так. Во-первых, принеси мне кофе. И обойди всех сотрудников, спроси, чего им подать. Потом займешься печатью. Пока не закончишь, с работы не вздумай уходить.

Китти-Китти сжала зубы, решившись оказать сопротивление.

- Да, сэр, немедленно займусь, - вежливо ответила она, разворачиваясь к выходу. Она знала, что взгляд Брайтмана скользит по ее фигуре, и надеялась, что стрелки на ее чулках ровные.

- Ах да, еще один момент, - окликнул ее босс, - Завтра наденешь свой костюм школьницы. Хочу посмотреть на тебя в клетчатой юбочке.

- Конечно, сэр, - ответила длинноногая секретарша, закрывая за собой дверь.

Китти-Китти вновь села на свой маленький стульчик, уже не волнуясь, что подол юбки задрался вплоть до края ягодиц. Она бездумно смотрела на монитор. По экрану бегал и резвился анимированный котенок.

Неужели Брайтман правда как-то препятствует ей определить истинный источник его власти? Она была умной, образованной женщиной. Но проведя несколько месяцев в качестве его покорной секретарши, она не продвинулась ни на шаг в деле выяснения причин своего падения. Более того, она начала принимать свое новое положение с совершенно неестественным смирением. Брайтман позволял ей кричать на него лишь потому что ему нравилось, когда она злится. Со всеми остальными она была совершенно вежливой и кроткой.

Как же он это делал? Какой-то галлюциногенный химикат в вентиляции? Подсознательные внушения в звучащей из динамиков расслабляющей музыке? Наркотики в молоке? (ей не разрешалось пить кофе). Она тронула мышь и на экране вновь появился текстовый редактор с мигающим курсором. Стоп, а что если это…

- Ммммм, неееет, - протяжно простонала Китти-Китти, чувствуя, как знакомая приятная теплота накатывает на ее тело. Она слишком много думала о чем не следует. Она выдохнула, почти дрожа, и провела руками по бокам, - Не могу, ох, нееет, неее… только не сейчааасссс! – выкрикнула она вслух. Женщина вскочила на ноги, споткнувшись на мгновение и задыхаясь от жара. Ее соски уже были твердыми. Она изучающе ущипнула один. Еще один стон сорвался с ее губ.

На сей раз, было еще хуже, чем обычно. Размышлениям о махинациях Брайтмана придется подождать. Сейчас надо было позаботиться о куда более срочной проблеме. Отчаянно ища выход непреодолимым сексуальным позывам, распаленная блондинка поспешила в сторону туалета. Бежать в ее босоножках на платформе было практически невозможно, но она постаралась максимально ускорить свою виляющую бедрами походку, звонко цокая каблучками по паркету.

Ее руки залезли под короткую юбку еще прежде, чем дверь в кабинку успела закрыться. Ничего больше не имело значения, кроме удовлетворения всепоглощающей похоти, и наслаждения скорым оргазмом. Она подозревала, что потребуется не меньше трех-четырех сеансов самоублажения подряд, прежде чем получится вернуться к работе. Или как вариант – снова соблазнить кого-нибудь из молодых программистов.

Китти-Китти сидела, широко раздвинув ноги и уверенно орудовала двумя пальцами. Через несколько минут, ее похотливые стоны уже раздавались на весь коридор.

Тем временем, на экране компьютера цветной курсор продолжал терпеливо мигать, ожидая ее возвращения.


Конец.
Tags: mind control, перевод, эротика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments