iskander_zombie (iskander_zombie) wrote,
iskander_zombie
iskander_zombie

Category:

Sharon Stone interview, 1992. Часть 4.

PLAYBOY: После колледжа ты стала моделью, правильно?

STONE: Ага. Работа в модельном бизнесе пришлась мне очень кстати. Я, понятное дело, не вписываюсь в определение типичной модели. Я не похожа на этих девушек. Я могу выйти на подиум и хорошо выглядеть, хотя все равно на пленке смотрюсь лучше, чем вживую. Но я не обладаю ни стандартно-идеальной фигурой, ни стандартно-идеальным ростом. Этот мир всегда отдавал какой-то фальшью в моих глазах. Мне всегда было там немного некомфортно. Но в то же время, у меня неплохо получалось, и я зарабатывала приличные деньги - в общем мне не пришлось быть "нищей художницей", пока я изучала актерское ремесло и избавлялась от пенсильванского акцента.





PLAYBOY: А вскоре после этого, ты уже была замужем и играла в посредственных фильмах. Чувство безысходности не посещало на том этапе? 

STONE: Посещало, но я отчаянно старалась быть нормальной. Мой муж был настоящим, что называется, "простым парнем", и у нас были такие абсолютно чистенькие отношения. Я хотела, чтобы мы были идеальной парой. Он был капитаном футбольной и гольфистской команды. Я хотела стать идеальной женой. Как и все, хотела быть нормальной, хотела ,чтобы жизнь была проще. Но я была очень жесткой в своих стремлениях - хотела, чтобы абсолютно все было идеально. Возможно, мне казалось, будто чтобы стать идеальной, стать лучше - мне нужно превратиться в другого человека. У меня ушло довольно много времени, чтобы понять простую истину: быть собой - вполне достаточно.

PLAYBOY: Какие чувства ты испытывала к своему мужу?

STONE: Я полюбила его с первого момента, как увидела. Думаю, какие-то аспекты моего тогдашнего поведения были вызвано жаждой перемен, но то была настоящая любовь с первого взгляда - абсолютно волшебная вещь, никак с этим не связанная.

PLAYBOY: И все же, ты не была счастлива.

STONE: Ну да. И когда у нас начались проблемы в браке, я пыталась как-то найти с ним компромисс, но он отказался вести какие-либо переговоры. Просто он был по-настоящему...

PLAYBOY: Нормальным?

STONE: [кивает] Нормальным.

PLAYBOY: В чем мог для тебя заключаться компромисс?

STONE: Я не знаю. [пауза] Это уже слишком личные темы. Мне не очень хочется об этом говорить.

PLAYBOY: Тогда, возможно, поговорим не о твоем браке, а о тебе? Чего ты стремилась достичь?

STONE: Наверное, все сводится к одному: Я никогда, никогда не думала, что меня можно полюбить. Совсем. Я даже не верила, что мой муж меня любил. Это самая ужасная вещь, что со мной происходила в браке, потому что я постоянно психовала из-за этого. За последние несколько лет со мной произошли кое-какие события, которые дали мне осознать, насколько прочной может быть любовь и верность, в чем мне помогли убедиться друзья и родные. Но раньше я этого не знала.

PLAYBOY: И как пришло осознание?

STONE: После развода, я осталась одна. Мне на протяжении долгого времени было очень тяжело. Вчера слышала по радио одну песню, она довольно точно передает мое тогдашнее состояние: "Если бы не ты, я бы осталась здесь"

PLAYBOY: Это был для тебя тяжелый удар.

STONE: Я его любила до невозможности. Мне было очень трудно преодолеть этот период. На эмоциональном уровне, я не осознавала, что все кончено, даже после развода.

PLAYBOY: Как это на тебя повлияло?

STONE: Моя личная жизнь долгое время отсутствовала как класс, потому что я еще долго цеплялась за мысль о возможном воссоединении с мужем.

PLAYBOY: И когда это прекратилось?

STONE: Сейчас. [смеется] Нет, на самом деле где-то года полтора назад. Мои отношения с одним человеком завершились как раз после завершения съемок "Основного инстинкта". Совершенно разбил мне сердце.

PLAYBOY: За время съемок ни с кем романа не завела?

STONE: Я не готова раскрывать такие секреты. [хитро улыбается] Но он узнает. [смеется] На самом деле, скорее нет. Сейчас набежит толпа народу с криками "Это был я, это был я!"

PLAYBOY: Так, говоришь, твое сердце тогда было разбито?

STONE: Да. И именно тогда я кое-что поняла. Друзья были такими понимающими и заботливыми в столь болезненный для меня период. Однажды, я просто лежала на диване и плакала, и тут до меня дошло, что меня любят. Значит, это возможно - меня можно любить. Это было настоящее откровение, и моя жизнь изменилась.

PLAYBOY: Как именно?

STONE: До того момента, я никак не могла понять, что я делала не так в браке. Никогда не верила, что он меня любил. А теперь признаю, что он действительно любил меня.

PLAYBOY: Следующий серьезный роман у тебя был с Дуайтом Йокамом, так?

STONE: Мы с Дуайтом встречались на протяжении полутора месяцев, и в тот период нас излишне часто фотографировали, довольно беспричинно. Я крайне расстроена, что столь незначительные для меня отношения получили такое внимание прессы.

PLAYBOY: Кто твой нынешний бойфренд?

STONE: Не хочу раскрывать это прессе. Скажу лишь, что очень счастлива в отношениях с ним.

PLAYBOY: У тебя есть планы завести детей?

STONE: Есть. Когда-нибудь у меня обязательно будут дети.

PLAYBOY: А твои отношения с родителями поменялись?

STONE: О да. Теперь я понимаю, насколько они сами странные люди. [смеется] Дело было не только во мне.

PLAYBOY: А что думаешь о будущем? Видишь ли себя в качестве секс-символа 90-ых?

STONE: Иногда хочется просто послать все к черту и сказать: "Ничего сегодня делать не будем". Но от тебя это не зависит. Очень странное ощущение.

PLAYBOY: Как сейчас к тебе относятся мужчины?

STONE: Они знают то, что я знаю... ну, что со мной шутки плохи. Говорят со мной определенным тоном. Я как-то была на короткой пресс-конференции после премьеры. Зашли журналисты, один за другим, для 7-минутной серии вопросов и ответов. Они все впервые видели фильм в тот день, так что все еще были под впечатлением. С момента, как они расселись по местам, можно было безошибочно определить, в каком они состоянии. Многие запинались, потели и нервничали.   

PLAYBOY: В одном из скетчей из твоего выступления в "Saturday Night Live", к тебе в баре поочередно подходят разные мужчины, но внезапно не могут вымолвить ни слова. Насколько эта ситуация преувеличена? 

STONE: Не слишком сильно, но такое случается с любой привлекательной женщиной. Мужчины часто заранее создают у себя в голове определенный образ, основываясь на ее внешности, и даже не пытаются выяснить, кто она есть в реальности. Это может быть мысль "Ты красивая, я тебя люблю", или "Ты красивая, я тебя ненавижу". Но в любом случае, они думают, что знают о тебе все, что нужно знать.

PLAYBOY: В том скетче, ты даже не имела возможности ответить одному парню, который сразу же ретировался к своему другу со словами: "Да ну, она стерва".

STONE: Это на самом деле печально. Привлекательная женщина может три, четыре месяца находиться в отношениях с кем-то, прежде чем поймет, что партнер ее не знает по-настоящему, и, что еще страшнее, даже не хочет узнать. Он лишь хочет, чтобы она была абстрактным идеалом, красивой вещью.

PLAYBOY: Какой именно "вещью"?

STONE: Всегда по-разному. Скажем, я например, была лицом "Кока-колы", лицом Clairol, лицом Charlie в Европе. В каждом случае, мне приходилось представлять определенный стереотип. Многие хотят, чтобы ты только этим образом и была, не выходя за рамки стереотипов. Но это не имеет никакого отношения к твоей реальной личности.

PLAYBOY: Ты согласна, что мужчин немного пугает эта "девушка из Основного инстинкта", в отличие от всех других красоток, которых ты играла?

STONE: Ну, после выхода фильма я участвовала в таком количестве рекламных акций, интервью и пресс-конференций, и так часто отмачивала разные шутки на эту тему, что люди довольно быстро поняли, что я одновременно и похожа, и не похожа на Кэтрин Тремелл. На определенном этапе становится трудно давать серьезные и глубокомысленные ответы, когда тебе бесконечно задают одни и те же вопросы. Возвращаясь к теме - да, теперь люди совсем по-другому ко мне подходят. Чувствуют необходимость соблюдать предосторожности и вести себя очень, очень аккуратно. 

PLAYBOY: Это хорошо или плохо?

STONE: Мне в чем-то это нравится - так все же спокойнее, чем когда на тебя без боязни набрасываются.

PLAYBOY: А как насчет той силы, которую дает тебе повышенное внимание? Тебе это нравится?

STONE: Всем нравится обладать возможностью приковывать к себе людские взгляды. От актрисы вообще, исходя из самой сути ее профессии, требуется воздействовать на зрителя в том числе и через свою сексуальную привлекательность. Но приятно то, что я могу сделать много хорошего для людей. Я могу выступить с каким-то заявлением, и оно окажет реальный эффект.

PLAYBOY: Например?

STONE: Когда на пресс-конференции люди спрашивают о моей точке зрения на какие-то вопросы, я знаю, что мой ответ будет напечатан в USA Today. И на кого-то окажет влияние.

PLAYBOY: Это несет с собой новый уровень ответственности?

STONE: Да. Я ко многим вещам отношусь серьезнее. Все еще довольно легкомысленна по многим вопросам, но стараюсь не говорить чего-попало по действительно серьезным темам. Именно поэтому я не высказывалась в поддержку кого-либо из кандидатов на президентских выборах. Вместо этого я решила просто призвать людей прийти на избирательные участки и проголосовать, сделать собственный выбор - вместо того, чтобы использовать свою известность для влияния на публику. Меня также попросили от лица ООН съездить с гуманитарной миссией в Камбоджу. Скорее всего, я приму их предложение. Но это довольно страшно. В смысле, я осознаю, что слава в некотором смысле искажает восприятие и возвеличивает тебя в собственных глазах. Но я учусь. Это для меня новый опыт. 

PLAYBOY: Многие артисты достигают звездной славы в 20-25 лет, и даже в более молодом возрасте. Тебе сейчас за тридцать. Есть разница?

STONE: Я знаю одно - я очень довольна своим возрастом. Я всегда знала, что когда повзрослею, дела пойдут на лад. Знала, что лишь с годами смогу понять, кто я. Сейчас я в таком возрасте, когда все кажется логичным и правильным. Но когда у меня был в семнадцать лет этот голос, эти манеры, эта бесцеремонность, эти суждения, ну... люди считали, что я, блин, вампирша какая-то. Как один мой ухажер как-то сказал: "Только посмотри на себя," - говорит, - "Ты как птичка колибри. Если взглянуть вблизи, крылья движутся так быстро, что их не видно. Это пугает, сбивает с толку, и непонятно, что происходит. Как это создание способно просто висеть в воздухе? Но если отойти на шаг назад, можно заметить, что крылья двигаются, едва-заметно. Ты можешь увидеть, как она порхает, перелетая с цветка на цветок. И тебе уже не страшно."

PLAYBOY: Говорят, что колибри в теории не должны летать - их крылья слишком маленькие, чтобы выдержать вес их тела.

STONE: Тогда, наверное, я действительно как колибри, потому что мой разум кажется слишком тяжелым для того, чем я занимаюсь. [пожимает плечами, улыбается] И все же, я здесь.



Tags: sharon stone, актрисы, кино, перевод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments