iskander_zombie (iskander_zombie) wrote,
iskander_zombie
iskander_zombie

Cromwell's Court Case. ч.1

Я тут еще немного литературной порнографии запощу, в переводе с английского. Предыдущие образцы жанра можно найти среди прочего по тэгу mind control. Источник все тот же, автор оригинала тот же, фетиши все те же (контроль над сознанием, изменение поведения, одежда, каблуки и т.п.). Кстати, на русском языке про майнд-контроль контента почти никакого и нету, увы. Редкий, непопулярный фетиш - пичалька. :(

Сразу замечу, что неотъемлемым элементом большинства рассказов такого рода является недвусмысленная сексуальная объектификация женщин. По ходу сюжета, в результате воздействия на их сознание неким фантастическим способом (гипноз, телепатия, промывание мозгов, подсознательные внушения) героини истории постепенно превращаются в воплощенные мужские фантазии (покорные, сексуально-раскрепощенные, откровенно одетые, всегда готовые ублажить любыми способами, согласные на любые эксперименты в постели и т.д.). Собственно, этот процесс трансформации "сильной независимой женщины" в секс-игрушку и является основным возбуждающим фактором, по крайней мере для меня ("...мои вкусы весьма специфичны", да-да).

Но напоминаю на всякий случай, что не следует путать фантазии с реальностью. "Равноправие полов - есть одно из важнейших достижений 20 века", и все такое прочее... Не знаю, нужно ли вообще эти очевидные вещи отдельно оговаривать, но лишним не будет. Чтобы не создалось ни у кого ложного представления о моих взглядах, а то мало ли. ;)





http://www.mcstories.com/CromwellsCourtCase/index.html

DISCLAIMER: The following is a work of fiction and any resemblance between characters in this work and actual persons living or dead is entirely coincidental. This work contains scenes of explicit sex between adults and is intended for the entertainment of adults only. If you are offended by depictions of adult intercourse or if you are less than the age of majority in your jurisdiction please do not read or download this file. Because this is a fantasy, characters in this work engage in unprotected sex in a universe where AIDS and other sexually transmitted diseases do not exist. In reality sex without protection is unwise and nothing in this work should be taken as condoning such activity, or any of the other activities depicted herein.


Дело Кромвеля
By Downing Street


Часть I

- Это лучший вариант, который мне удастся для вас выторговать, мистер Кромвель, - ледяным тоном произнесла женщина, - Рекомендую вам согласиться.

Кромвель безучастно встретил взгляд стройной блондинки в черном костюме мужского покроя, едва обратив внимание на стопку бумаг у нее в руке. Он не чувствовал ничего, кроме полного поражения. Даже его адвокат считала его последним подонком.

- Пенелопа, разве мы не можем еще побороться?

Если это чего и достигло, то только того, что голос его собеседницы стал еще холоднее.

- Во-первых, для вас я – мисс Парнелл, а не Пенелопа. Во-вторых, ваша бывшая сотрудница имеет против вас неопровержимые доказательства, на основании которых суд вас признает виновным. Особенно учитывая, что за ее спиной стоит одна из лучших юридических фирм в городе. Соглашайтесь на мировую, у вас нет иного выхода. И постарайтесь помнить об этом инциденте в следующий раз, когда вам взбредет в голову полапать еще одну секретаршу, - она швырнула бумаги перед ним и уселась за свой полированный письменный стол.

Кромвель молча сидел, ощущая пустоту внутри. Его взгляд скользнул мимо женщины, в сторону панорамы, открывавшейся из окна второго этажа. Кроны деревьев, залитые теплым светом сентябрьского солнца, равнодушно взирали на то, как его жизнь катилась в пропасть.

- Пенелопа, - снова начал он, - То есть, мисс Парнелл. Все… все было совсем не так. Я не хотел ничего такого. Черт возьми, я был пьян, мы были на вечеринке, все развлекались, дурачились. Я просто немного увлекся, только и всего. К тому же, она меня провоцировала.

- У нее есть видеозапись, - оборвала его белокурая юристка, - И несколько свидетелей. У вас никаких шансов.

- Но… но все свидетели – ее друзья. Естественно, они будут на ее стороне. Судья же должен это понимать.

- Судья также услышит показания от всех свидетелей женского пола о том, что вы совершали неоднократные попытки сексуальных домогательств и в их отношении тоже. Я права? – ее голубые глаза сверкнули.

Кромвель повесил голову. Как это могло произойти? Две недели назад он немного перебрал спиртного и позволил себе пару вольностей на корпоративной вечеринке – ничего особенного, с ним это раньше бывало не раз и не два. И вот сейчас его секретарша, эта оборзевшая сучка, которой едва ли исполнилось двадцать, возит его мордой по грязи и превращает его жизнь в ад. Он покачал головой. Что самое досадное, у этой девчонки были совершенно потрясающие ножки. К делу это не относится, но факт есть факт.

Наконец, он подал голос:

- Мне нужно время, чтобы подумать.

- Не думайте слишком долго. Слушания начнутся послезавтра. По мировому соглашению вы будете освобождены от уголовной ответственности, если согласитесь выплатить полную сумму компенсации по гражданскому иску. После начала процесса этой возможности у вас уже не будет. Мне бы очень хотелось завершить это дело побыстрее.

На какое-то мгновение, Кромвель взбунтовался. К его проблемам относились как к досадной помехе, не стоящей внимания!

- Эй, вы же мой адвокат, вы должны быть на моей стороне! – возмутился он.

Голубоглазая блондинка была невозмутима.

- Не по своей воле, мистер Кромвель. Я занимаюсь вашим делом лишь потому, что мистер Фергюсон не хочет сам к нему прикасаться. И я понимаю, почему. У меня, знаете ли, есть другие дела – настоящие люди с настоящими проблемами. Я не могу тратить столько времени на стареющих кобелей, которые воспринимают нижестоящих сотрудниц как персональных проституток для удовлетворения своих жалких сексуальных фантазий.

На несколько секунд воцарилась тишина, и они лишь гневно смотрели друг на друга. Ее волосы были завязаны в тугой пучок на затылке, а ее лицо, залитое румянцем, казалось даже более привлекательным. Она была очень молода, не имела еще даже статуса младшего партнера в фирме. Ее назначили вести это дело, когда Фергюсон, старый друг и давний деловой партнер Кромвеля, внезапно стал «слишком занят», чтобы помочь ему лично.

Кромвель поднялся со стула и собрал документы.

- Я посмотрю, - сказал он, понимая, что тем самым признает поражение.

Мисс Парнелл не стала его провожать, оставшись сидеть за столом.

- Жду вас с подписанными бумагами завтра в 9:30. Мне нужно время, чтобы поговорить с судьей.

Мужчина молча вышел за дверь.

***

Спустя пятнадцать минут, Кромвель сидел на своем привычном месте, в своем любимом баре, заливая горе крепким алкоголем. «Я ни в чем не виноват» - сказал он себе в стотысячный раз, - «Это была подстава».

К моменту того происшествия, дела дома обстояли не лучшим образом. Его жена потеряла интерес к исполнению супружеского долга, так что сексуальная жизнь Кромвеля практически отсутствовала. Каждое утро он уходил на работу, остро ощущая неудовлетворенность, что делало его вспыльчивым и мрачным. Все чаще и чаще он начинал с интересом поглядывать на привлекательных молодых женщин в офисе.

И вот, в один прекрасный день, в его кабинет заявилась Тауни, юная, веселая и сногсшибательно-красивая. Она сообщила, словно заявляя родителям о пятерке, что отдел кадров назначил ее сюда на должность секретаря. Кромвель оказался поражен. Она была совершенна. Она была прекрасна. Она приходила на работу каждое утро в очередной игривой миниюбке, очевидно, не подозревая о слабости Кромвеля к красивым женским ногам. Она казалась такой невинной…

Он сделал еще один глоток виски, глядя в пол.

- Невеселые дела, да, любезный? – прозвучал слева мужской голос.

- Прошу прощения?.. – Кромвель поднял голову.

Сосед опустил газету, за которой столь успешно скрывался. Он оказался худым мужчиной неопределенного возраста в костюме и очках.

- Трясина, в которую вы попали, мистер Кромвель. Эта ужасная судебная тяжба.

- Прошу прощения, - снова произнес Кромвель, - Но разве мы знакомы? Я не припоминаю…
Тот мягко прервал его.

- Просто взгляните на ситуацию со стороны. Вы стоите перед лицом как гражданского, так и уголовного преследования. Против вас выступает двадцатиоднолетняя секретарша, которая наверняка понравится судье. Вам, несомненно, знакома судья Харрис; она является компетентным юристом, вне всяких сомнений, но обладает определенной предвзятостью в делах, касающихся сексуальных домогательств на рабочем месте. Дело против вас построено крепкое, хотя серьезных доказательств преступного намерения нет, а единственным отягчающим обстоятельством является факт вашей алкогольной интоксикации. Если вы примете решение бороться до конца, то даже в самом лучшем случае вас ждет условный срок и запись о судимости. Единственный вариант, который у вас остается – принять грязную сделку, которую они вам предлагают, и заплатить шестизначную сумму всего лишь за то, что немного перебрали на празднике.

- Что! – взорвался Кромвель, - Вы кто вообще такой? Откуда вы знаете…

- А не приходило ли вам в голову, какие последствия окажет эта неприятность на, хмм, ваш круг общения? – продолжил мужчина, игнорируя вопрос Кромвеля, - Насколько вас будут уважать коллеги и подчиненные, зная, что вы похотливый извращенец и без пяти минут насильник? Как это повлияет на ваши шансы стать вице-президентом, на что вы так долго надеялись? Вам, вероятно, будет затруднительно даже найти себе новую секретаршу. Не говоря уж об эффекте этой новости применительно к бизнесу, когда слухи дойдут до ваших клиентов. И самое важное: как долго вы думаете скрывать ваше небольшое приключение от своей супруги?

- Не смейте приплетать к этому мою жену! – возмутился Кромвель, с трудом пытаясь не повышать голоса. Он немного помолчал, затем добавил, - Она поймет.

Худой мужчина наградил Кромвеля терпеливым взглядом сквозь стекла своих очков.

- Несомненно, она поймет. Она поймет, что вы вручили ей мощное оружие, которым она сможет унижать и запугивать вас, когда ей что-то от вас понадобится. Она поймет, что сможет выторговать серьезные и долговременные уступки в обмен на свое прощение. Она поймет, как использовать напоминания об этом происшествии, чтобы вы еще долгие годы не смогли ей слова поперек сказать.

Кромвель почувствовал, как его лицо наливается яростью. Он начал было что-то говорить, но собеседник поднял руку, опять прервав его.

- Пожалуйста, мистер Кромвель, будьте честны хотя бы с собой. Ваша жена – самовлюбленная манипулятивная сука. Она вышла за вас ради денег и престижа. Подозреваю, вы были так ослеплены ее внешними данными, что не смогли распознать ее подлинную природу. Не могу сказать, что осуждаю вас: сиськи и правда потрясающие. - он говорил непринужденным тоном, каким можно обсуждать выступление сборной на Кубке Мира.

Кромвель подался вперед, с угрожающим выражением лица.

- Так, слушайте, кто бы вы ни были, я сейчас…

- Мистер Кромвель, - в который раз прервали его, - Когда вы с вашей женой последний раз занимались любовью?

Кромвель какое-то время ничего не говорил. Он отвернулся. Наконец, понизив голос почти до шепота, он произнес:

- Откуда вам все это известно?

- Мы не зря едим свой хлеб, мистер Кромвель, - ответил незнакомец, - Подробное изучение всех деталей является ключевым фактором в удовлетворении всех потребностей наших клиентов.

- Чего? Клиентов?

Мужчина потянулся к карману пиджака и достал визитку, протянув ее Кромвелю.

- Я представляю компанию, которая специализируется на ситуациях сродни вашей, - пояснил он, - Полагаю, мы можем помочь вам.

- У меня уже есть адвокат, - ответил Кромвель.

- Ах да, Парнелл, - ответил собеседник, словно речь шла о матче в гольф. Он сложил руки, - Ваш адвокат не есть решение, мистер Кромвель. Она – лишь еще одна часть проблемы. Это амбициозная беспринципная стерва, которой на вас плевать, которая лишь мечтает ободрать вас как липку и поскорее забыть про это дело. Вам нужно более действенное, более долговременное решение.

Кромвель изучающее взглянул на соседа. Он был довольно высок ростом и представителен. Одет в строгий серый костюм со стильным шелковым галстуком. Судя по виду, мог быть банкиром среднего уровня или профессором экономики. Речь очень грамотная, с легким, едва-уловимым акцентом.

- Долговременное решение? И что вы имеете в виду? - спросил Кромвель, против своей воли заинтересовавшись.

- Я имею в виду очень простую вещь - мы можем сделать так, что вся эта пренеприятнейшая ситуация исчезнет. Прекратит существовать. Самоликвидируется. Перестанет действовать вам на нервы.

- Вы можете выиграть суд?

- Мы можем гораздо больше. Мы можем сделать так, что все обвинения будут отозваны, с извинениями. Мы можем сделать так, что все вовлеченные стороны пожалеют о том, что когда-либо вставали у вас на пути, и искренне постараются сделать вас счастливым. Мы можем устранить все мелкие недоразумения, которые мешают вам в полной мере наслаждаться вашей жизнью. Вкратце, мистер Кромвель, мы можем все исправить – абсолютно все.

- Но, но… я все равно не понимаю. Что конкретно вы мне предлагаете?

Собеседник коротко отмахнулся раскрытой ладонью.

- Я бы предпочел не вдаваться в подробности самих методов. В любом случае, технические детали вряд ли будут вам интересны. Когда решите обратиться к нам, просто позвоните по этому номеру. О переводе денежных средств и графике выполнения задач наши люди позаботятся. Я рекомендую вам звонить как можно раньше, а если возможно - то сегодня. У нас довольно мало времени на осуществление необходимых мероприятий.

Кромвель слушал его, не веря своим ушам. Не верилось, что его собеседник говорит все это на полном серьезе. И тем более, что он все это слушает.

- Сколько… Сколько это будет стоить? – неожиданно для самого себя произнес он.

Прозвучала цифра, от которой у Кромвеля глаза полезли на лоб.

- Стоимость абсолютно в пределах разумного, - пояснил незнакомец, - Учитывая, что вы получите взамен. Кроме того, это гораздо меньше, чем вы потратите на компенсации, штрафы и судебные издержки, если иск против вас окажется успешным.

Кромвель сделал паузу для осмысления услышанного. Доводы были вполне резонны – суд грозил обернуться для него разорительными убытками. А если предположить, что они могут хоть малую часть того, что обещают…

Его собеседник поднялся на ноги, ловко подхватив сложенную газету под мышку.

- Будьте любезны, позвоните нам сегодня, если можете. Вы не пожалеете. Доброго дня, мистер Кромвель.

С этими словами он уверенной походкой удалился из заведения.
Кромвель остался на месте. Он посмотрел на визитку, оставленную странным человеком. Совершенно пустая белая карточка с одним-единственным телефонным номером по центру. Кромвель не мог определиться, что было более странным: эта визитка, или тот факт, что его безымянный собеседник читал свежий номер газеты «Times of India».

***

Два часа спустя, сидя в своем кабинете, Кромвель все еще неуверенно разглядывал визитку. Напряженная атмосфера в офисе была почти осязаема, когда он вошел. Друзья и коллеги избегали встречи с ним. Люди шептались у него за спиной. Его приемная была пуста. Тауни была переведена в другой филиал корпорации по собственной просьбе. Отдел кадров, очевидно, решил, что Кромвелю какое-то время лучше оставаться вообще без секретарши, от греха подальше. Наконец, он снял трубку и набрал номер.

- Алло. Мы рады вас слышать, - раздался красивый женский голос с эротичным придыханием.

- Мм. Здравствуйте. Эээ, да. Моя фамилия Кромвель, я…

- О да, мистер Кромвель! – в голосе послышалась неподдельная радость, - Вы уже решили дать согласие на проведение мероприятий?

- Ну, я… наверное, я… в смысле, мне кажется… Так, слушайте, я хотел бы узнать чуть больше о ваших услугах.

- О, не волнуйтесь о технических деталях. Поверьте, вам понравится наша работа. Наш представитель уже обговаривал с вами сумму оплаты?

- Да. Да, я знаю. А разве я не должен встретиться с вашими людьми для обсуждения деталей моего дела?

- В этом нет необходимости. Вся необходимая информация есть в нашей базе данных. Можем начать действовать, как только вы совершите перевод средств.

- Но, погодите, я все же не до конца понимаю…

- Мистер Кромвель. Мы предоставляем гарантию полного возврата оплаты в случае любых жалоб с вашей стороны. Но до сих пор еще ни один наш клиент не пользовался этой возможностью.

На продолжительное время воцарилось молчание. Наконец, Кромвель произнес:

- Как произвести оплату?

- Переведите денежные средства на этот счет, - она продиктовала номер счета в банке, зарегистрированном на Каймановых Островах, - Вы сделали правильный выбор, мистер Кромвель. Мы немедленно займемся вашей проблемой. Ах да, еще один момент. Вы ведь записали этот номер на бумаге?

- Да.

- Когда проведете операцию, уничтожьте бумагу, будьте добры? Всего хорошего.

Кромвель повесил трубку. Он повернулся к компьютеру и перевел большую сумму денег на зарубежный счет. Затем взял лист бумаги с записанными банковскими реквизитами и кинул его в измельчитель. После чего отправился домой.

***

Когда Кромвель приехал домой, его жены там не было. Ничего необычного – Шана часто уезжала в гости к своим друзьям-подругам, отправлялась в многочасовые походы по дорогим магазинам, играла в теннис или участвовала в каком-то еще из бесчисленных событий, составлявших безумную круговерть ее жизни.

Кромвель не был против. Наоборот – радовался свободному времени. Он все еще не сказал Шане о судебном иске. Не хотелось раньше времени призывать громы и молнии на свою голову.
Шана не вернулась домой к ужину. Когда она не вернулась и к позднему вечеру, Кромвель начал волноваться. Совсем не в духе его жены – так долго отсутствовать без единого звонка. Ее телефон тоже не отвечал. Он долго сидел за столом, медленно попивая порцию виски. Когда Шана не вернулась к полуночи, он решил, что лучше будет лечь спать и приниматься за поиски утром.

Его разбудил посреди ночи какой-то шум. Он включил настенную лампу. В комнате была Шана, уже переодевавшаяся в ночную рубашку. Она выглядела утомленной.

- Шана! – воскликнул Кромвель, - Ну слава богу! Где ты была?

Супруга равнодушно скользнула по нему взглядом.

- Дорогой, я очень устала, - она забралась в постель рядом с ним и закрыла глаза.

Кромвель озадаченно посмотрел на нее.

- Шана, но… - он покосился на часы, - …но время три часа ночи! Где тебя носило?

- … ммм, не помню, - пробормотала она, не открывая глаз, - Нав-верно, меня п-похитили. Два каких-то хмыря… засунули в фургон.

- ЧТО?! – он вскочил с кровати, - Ты что говоришь? То есть, как? Кто? Что они с тобой сделали? Ты в порядке? Шана?

Его жена уже ровно дышала, уснув беспробудным сном.
Через какое-то время Кромвель выключил свет. Он уставился в темноту, еще больше озадаченный, чем раньше. Странный выдался денек.

Кромвелю снился сон. Это был приятный, эротический сон. Что-то про красивую секретаршу, которая его соблазняла. Его веки дрогнули и распахнулись. Лучи восходящего солнца проглядывали сквозь окно спальни. Одеяло было откинуто в сторону. Его жена располагалась в изножье кровати, оседлав его, и, склоняясь вниз, медленно и нежно сосала его член.

- Эээ? – только и смог вымолвить Кромвель.

Шана на мгновение выпустила его орудие из своих блестящих влажных губ. Одна ее ладошка продолжала медленно ласкать основание ствола.

- Доброе утро, дорогой, - проворковала она, - Ты хорошо спал?

Вопрос, очевидно, был риторическим, так как она не стала дожидаться ответа, опустив голову и вновь принявшись за дело. Кромвель простонал сквозь зубы. Сквозь туман удовольствия, созданный умелыми действиями Шаны, его сознание сумело зарегистрировать странность происходившего. За все семь лет их брака, Шана соглашалась на оральный секс ровно два раза, в обоих случаях с крайней неохотой, без особого старания, да и то - лишь после продолжительных уговоров. И вот сейчас, она без всякого повода делала ему минет – причем, наверное, лучший в его жизни. Шана как-то по-особенному пошевелила языком, и Кромвель дернулся от удовольствия.

Было и еще кое-что странное. Глядя, как красные губы супруги ловко скользят вверх-вниз по его стержню, Кромвель внезапно осознал, что Шана с утра уже накрасила губы, подвела ресницы и вообще была при полном параде. На ней также были серьги: большие тяжелые подвески из золота, которые сверкали и раскачивались из стороны в сторону. Одета она была в красную кружевную ночнушку, которую Кромвель купил для супруги несколько лет назад, но та не стала даже примерять. Полушария ее великолепной груди были лишь частично скрыты полупрозрачной тканью. Ноги были облачены в блестящие чулки с ленточками и бантиками на подвязках. Ступни были втиснуты в узкие красные туфли на шпильках – самые сексуальные, какие нашлись в ее гардеробе.

Насколько рано она встала, чтобы все это подготовить? А главное – зачем? Кромвель попытался задать ей этот вопрос, но Шана вновь совершила то волшебное движение языком. Он не смог издать ничего, кроме сдавленного вздоха. А потом она принялась сосать всерьез, по-настоящему: сжимая алые губы в узкое кольцо, втягивая щеки и изо всех сил работая языком. Ее длинные волосы парили в воздухе, разметавшись в стороны. Понадобилось меньше минуты в таком темпе, чтобы довести мужчину до грани. Тяжело задышав, он схватился обеими руками за спинку кровати. Еще через секунду он вскрикнул, изогнул спину и начал мощным фонтаном извергаться ей в рот.

Ощущения были невероятны. Шана не прекращала движений ни на мгновение, жадно сосала и глотала все до капли, пока ее муж не затих, рухнув на кровать, слегка подергиваясь. Она тщательно облизала начавший обмякать член, после чего выпустила его изо рта.

- Ну вот, - удовлетворенно произнесла она, - Хорошее начало дня, ты согласен?

Женщина грациозно поднялась на ноги.

- Можешь не торопиться, дорогой, - сказала она, - Я приготовлю тебе завтрак, пока ты моешься, ладненько? – она накинула длинный тонкий халат и без дальнейших промедлений прошествовала грациозной походкой к выходу из комнаты.

Кромвель безмолвно лежал какое-то время, переводя дыхание. Что за помутнение нашло на Шану? Обычно она делала для него приятные вещи только когда хотела чего-то взамен. Он направился в душ. В ванной, между тем, лежали положенные Шаной свежие полотенца.

Когда Кромвель через какое-то время зашел на кухню, поправляя галстук, его ждало еще одно потрясение. На плите шипела сковородка, наполняя дом аппетитными запахами. Шана порхала по кухне, тихо напевая себе под нос какой-то мотивчик. Она, похоже, чувствовала себя совершенно комфортно, расхаживая по дому на высоких каблуках.

Шана на кухне? Утром? На мгновение, Кромвель не знал, что и думать. Если бы кто-то его спросил «Какая ситуация еще менее вероятна, чем твоя жена, делающая тебе минет вместо утреннего приветствия?», то Кромвель ответил бы с уверенностью: «Моя жена, готовящая мне завтрак».

- Эмм, Шана? – неуверенно окликнул он.

Супруга повернулась к нему с сияющим выражением на лице.

- Привет, дорогой! Заходи, садись, завтрак почти готов, - она махнула в сторону кухонного стола, уже полностью сервированного на одного человека.

- Нет, нет, погоди минутку. Тебя вчера весь день не было, и еще полночи. Ты говорила, что тебя кто-то похитил.

Она ответила удивленной улыбкой.

- Похитил? Ну не глупи, милый. Я вчера ходила по магазинам с Николь, а потом… Ну, я не очень хорошо помню. Да садись же! А то все остынет.

Кромвель сел за стол. Еда была очень вкусной. Он неторопливо пил кофе, глядя, как его жена суетится на кухне. Нынешний наряд супруги явственно напоминал об основной причине, почему он на ней женился. Густые каскады каштановых волос спадали на гладкие плечи, ниже которых лежала по любым меркам идеальная фигура: плавные изгибы высокой упругой груди, тонкая талия, безупречно стройные, бесконечно длинные ноги… Несмотря на утренний подарок Шаны, Кромвель ощутил, как его член снова начал пробуждаться.

Но рано или поздно, ему нужно было посмотреть в глаза реальности.

- Шана, - произнес он, - Подойди, пожалуйста, присядь на минутку. Нам нужно поговорить.

- Конечно, дорогой, - прощебетала Шана. Она подошла к столу, однако вместо того, чтобы сесть рядом, запрыгнула к нему на колени, - О чем ты хочешь поговорить? – она обвила его шею руками. Кромвель оказался в опасной близости от гипнотизирующих выпуклостей, которые его недавний собеседник в баре охарактеризовал как «потрясающие сиськи». Он ощущал, как его член стремительно твердеет. Собравшись с духом, он глубоко вздохнул.

- Шана, я должен тебе кое-что сообщить. Завтра утром я предстану перед судом в качестве обвиняемого.

Жена погладила его по волосам.

- О, милый, это ужасно. Хочешь, поедем вместе?

- Ч-что? – такой реакции он никак не ожидал.

- Ну, знаешь, я могу просто побыть рядом с тобой, если хочешь. Для моральной поддержки.

- Ээ, нет, в этом нет необходимости… - она даже не спросила, в чем состоят обвинения.

Женщина просияла.

- В таком случае, ты не возражаешь, если я немного прошвырнусь по магазинам?

Кромвель снова оказался озадачен. С каких это пор Шана спрашивала разрешения, прежде чем пойти потратить его деньги?

- Ммм, нет, не возражаю, - осторожно ответил он, - А что конкретно ты собираешься покупать?

Супруга наклонилась еще ближе, предоставляя еще лучший вид на свои великолепные полушария. Ее голос понизился до полушепота:

- Ну, я знаю, как тебе нравятся на мне разные красивые штучки, вроде этой, - она провела руками по кружевному пеньюару, - Но у меня больше нет ничего такого! – она мило нахмурилась, словно озадаченная тем, как же докатилась до такой жизни, - Мне реально очень-очень нужно обновить гардероб. Ну, понимаешь, нужны кое-какие вещи, чтобы надевать только дома. Только для тебя… - ее пальчики нежно поглаживали его затылок.

- А, ммм, понимаю. Что ж… тогда, пожалуйста, не стесняйся! – он глянул на часы, - Тааак, дорогая, мне надо идти. Почти девять, а мне в пол-десятого еще с адвокатом встречаться. Надо ехать.

Шана начала покрывать короткими поцелуями его щеку.

- Ты можешь, конечно, идти, дорогой, - произнесла она, прижимаясь к нему теснее, - Можешь отправиться на работу прямо сейчас, никто тебя не держит, - она сделала паузу, чтобы крепко поцеловать его, - Или есть другой вариант, - она перешла на вкрадчивый шепот, - Ты можешь остаться на полчасика дома, чтобы мы могли немножко потрахаться. Что скажешь?

Она наградила супруга еще одним долгим поцелуем, пока он мучительно принимал решение. Эрекция Кромвеля была тверже стали. Второй вариант оказался практически безальтернативным.

Было уже сильно позже 9:30, когда Кромвель сумел с некоторыми усилиями вырваться из объятий своей внезапно загоревшейся страстью жены, и отправился в адвокатскую контору. Он позвонил туда с мобильного по дороге, извинившись за опоздание. Секретарша сообщила ему, что мисс Парнелл тоже задерживается на встрече с другим клиентом и сможет встретиться с ним лишь существенно позже. Она позвонит, когда освободится. Кромвель развернулся на полпути и поехал в свой офис.

К полудню звонка от адвокатов так и не поступило, так что Кромвелю пришлось самому позвонить. Ответила все та же секретарша, сообщив, что мисс Парнелл «ненадолго отлучилась», но обязательно перезвонит. Кромвель набрал номер еще раз ближе к концу дня. Секретарша, теперь уже очевидно прикрывавшая Парнелл, которая отсутствовала на работе, согласилась соединить его с другим сотрудником фирмы - тот также оказался весьма молод, и возможно был даже ниже Пенелопы по должности.

- Мисс Парнелл была вынуждена уехать по важным делам примерно на день, - неубедительно соврал адвокат, - Так что я буду вести ваше дело в ее отсутствие. Насколько я понимаю, у вас уже готово мировое соглашение, так что появление в суде будет всего лишь обычной формальностью.

Кромвель повесил трубку, нахмурившись. Почему никто из них не знал, куда делась Парнелл?

Пока Кромвель преодолевал несколько километров от работы до дома, толкаясь в пробках, он задумался о своей жене. Возможно, ее утреннее поведение было лишь уловкой, чтобы ослабить его бдительность, прежде чем обрушить ему на голову супер-мощную дозу стервозной истеричности, как она умела. Однако, от этой мысли пришлось отказаться, когда Шана встретила его у порога, одетая в бюстье из черного бархата, которое стратегически подчеркивало безупречные полукружия ее груди, оставляя соски открытыми. Компанию этому экзотическому предмету одежды составляли маленькие черные трусики, блестящие темные колготки и черные кожаные сапожки на массивных платформах.

Кромвель всегда испытывал особую слабость к женщинам в сапогах с высокими каблуками и платформами, но насколько себя помнил, никогда не делился этим секретом со своей женой. Впрочем, в тот момент, глядя, как Шана грациозно подкрадывается к нему, излучая во все стороны почти хищную похоть, Кромвель вряд ли смог бы вспомнить и собственную дату рождения. Она порывисто порхнула к нему в объятия, наградив таким горячим поцелуем, словно он вернулся домой из полугодовой командировки на другой конец планеты.

- Входи, милый, я налью тебе вина, - поманила она супруга, - Ужин почти готов.

Ужин был весьма богатым и восхитительно-вкусным. Шана не стала переодеваться для трапезы. Она сидела напротив него, сверкая своими оттопыренными, ярко-красными сосками, и не отрывала от мужа взгляда, полного обожания. Кромвель едва заметил, что ел на ужин.

После ужина Шана настоятельно заявила, что Кромвель должен расслабиться с еще одним бокалом вина, пока она будет примерять для него все красивые вещи, купленные днем. Она включила негромкую расслабляющую музыку и принялась медленно переоблачаться, натягивая на себя разнообразные экзотические наряды, один за другим. Она успела продемонстрировать меньше половины коллекции, прежде чем Кромвель лишился остатков терпения, и они оказались в постели. Вернее сказать, на ковре в гостиной – это место оказалось ближе.

Но до постели они в конце концов тоже добрались. Кромвель крайне надеялся, что соседи не слышали, как Шана выкрикивала его имя во время каждого своего оргазма.

На следующее утро, супруга вновь разбудила его без помощи будильника.



Tags: mind control, перевод, эротика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments